Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

Необходимость усиления промышленного комплекса с опережающим развитием обрабатывающего сектора кажется очевидной. В последние месяцы предлагались разные меры, однако геополитические события, начавшиеся в конце февраля, заставили по-новому осмысливать ситуацию.

 

 

Для станкостроителей

 

В советские времена станкостроение называли сердцевиной машиностроения. В условиях сложившейся международной кооперации доля импортной продукции станкостроения, как станков, так и комплектующих, значительно превысила собственное производство. И вот теперь российские промышленные предприятия оказались перед лицом ограничений на поставки импортной продукции.

 

За минувшие недели принято небывалое количество постановлений по поддержке российских станкостроителей, в том числе малого и среднего бизнеса. Тезисно суть принятых мер выглядит так:
• Малый и средний бизнес теперь вправе рассчитывать на то, что максимальный срок оплаты услуг составит 7 дней вместо 15. Кроме того, малые и средние предприятия будут получать льготный кредит по ставке 3%. На реализацию инвестиционного проекта или на пополнение оборотных средств можно будет получить заём до 500 млн руб. на срок до трёх лет.
•  Российские производители металлообрабатывающего оборудования и станков, устройств ЧПУ и отдельных видов инструментов освобождены от казначейского сопровождения авансовых платежей, предоставляемых им в рамках исполнения контрактов за счёт государственных субсидий и бюджетных инвестиций.
• Упрощены правила предоставления субсидии на проведение научно-­исследовательских и опытно-­конструкторских работ (НИОКР) для предприятий, создающих инновационную продукцию.
• Указом президента определён целый ряд мер ускоренного развития информационных технологий.
• До конца 2022 года наложен мораторий на проверки бизнеса.
• Решением Минпромторга и Минцифры запущен онлайн-­сервис «Биржа импортозамещения» для прямого взаимодействия производственных компаний и заказчиков.
• Минпромторгом открыта горячая линия для промышленных предприятий на базе консультационного центра Фонда развития промышленности.
• Расширен доступ предпринимателей к льготным кредитам по ставке до 15% годовых для микро- и малого бизнеса, по ставке 13,5% годовых для средних предприятий.
• Принято решение о субсидировании найма отдельных категорий граждан в возрасте до 30 лет.
• Внесены изменения в правила заключения специальных инвестиционных контрактов. Они предусматривают возобновление механизма СПИК 1.0, а также возможность пересмотра условий действующих контрактов, включая продление их срока с 10 до 12 лет.

 

 

Проблемы глазами станкостроителей

 

Тема выхода из создавшейся ситуации обсуждается на разных деловых и информационных площадках. Правда, смущают некоторые утверждения, прозвучавшие на одном совещании со станкостроителями в Минпромторге, что доля иностранных комплектующих по ряду направлений составляет «всего 20–40% и может быть достаточно оперативно замещена российскими аналогами». Это тот случай, когда проценты ничего не говорят, потому что, например, линейные направляющие в стране не выпускаются, то есть аналогов как не было, так и нет. На вопрос, какие комплектующие для станкостроения останутся доступными в России, ответить сегодня не может никто.

 

На видеоконференции в рамках деловой программы международной интернет-­выставки «Станки-­Экспо» представители нескольких компаний рассказали, как они собираются работать в новых условиях. Сейчас, по мнению гендиректора «Станки-­Экспо» Алексея Пескова, для нашей промышленности настали «интересные времена», когда приходится делать то, о чём станкостроительные заводы забыли, потому что всё можно было просто купить. А теперь возникли проблемы с поставками некоторых видов датчиков, типов кабелей, мотор-­шпинделей, поворотных головок. Выход? Песков считает, что ни одно предприятие в одиночку эти задачи решить не сможет. Нужна кооперация, более тесное сотрудничество предприятий между собой: «Надо начинать с конструкторских решений и помогать друг другу».

 

Фирма «Балт-Систем», выпускающая системы ЧПУ, фиксирует, что к ним стали обращаться с вещами, с которыми раньше не обращались вовсе, начиная от 5‑осевой обработки и заканчивая управлением различными типами механических устройств. Андрей Костенко, коммерческий директор фирмы «Балт-Систем», говорит, что с их системами ЧПУ у заказчиков работают станки не только с 5 осями, но и 7 и 8. Александр Пылькин, генеральный директор ООО ВСЗ «Техника», поделился опытом своего предприятия, сказав, что парк механообрабатывающего оборудования переведен с зарубежных систем ЧПУ на «Балт-Систем». Однако тормозом в процессе перехода на отечественные системы ЧПУ стали бюрократические игры в слова, из-за которых «Балт-Систем» не может получить статус российского производителя, что настораживает заказчиков. Андрей Костенко прояснил ситуацию. «Есть понятие устройства числового программного управления. То, что в Минпромторге признали как российское, называется УПАК — управляемый программно-­аппаратный комплекс, на который нет ни гостов, ни стандартов, ни срока службы, никаких других критериев, по которым их можно определить и разрешить ставить на станки. Есть устоявшееся понятие ЧПУ, есть международное понятие CNC, для которых описаны электромагнитная совместимость, проверка безопасности, маркировка вплоть до упаковки, срок службы не менее 14 лет и так далее. Но нет ни одного ГОСТа на УПАК». Алексей Песков уточнил, что за непроработанными терминами могут возникнуть сложные юридические проблемы. Если разработчик поставил на свой станок такой УПАК, а у заказчика вдруг случилось ЧП по нормам техники безопасности, заказчик не может предъявить претензию и защититься, потому что в гостах по технике безопасности нет такого устройства.

 

Спору нет, корректные формулировки и определения — это очень важные вещи, но их обсуждение не должно заслонять тот факт, что даже при весьма высокой степени импортонезависимости фирма «Балт-Систем», как и подавляющее большинство российских предприятий, часть комплектующих закупала за пределами страны, и сегодня никто не может с уверенностью утверждать, что всё будет, как прежде.

 

Артём Жихарев, руководитель отдела продаж ООО «Оснастик», которое специализируется на поставках станочной оснастки и зажимных приспособлений зарубежных производителей, настроен более оптимистично. Поставки пневматических патронов, гидроцилиндров, тисков, приводных блоков, поворотных столов из Тайваня и Южной

 

Кореи сохраняются, правда, меняется логистика. То, что поставлялось авиатранспортом, теперь будет идти по морю, зарубежных перевозчиков пришлось заменить отечественными. Увеличение сроков поставки на заказчиках отразиться не должно, потому что «Оснастик» в первую очередь заполняет свой склад, но на цену продукции логистика всё же повлияет. Пока увеличение цены прогнозируется в пределах 10%. Решена проблема с поставлявшейся из Европы мелкой оснасткой, такой как фрезерные оправки, инструментальные токарные блоки, цанги, втулки: совместно с несколькими производителями Азии, которые выпускают продукцию для известных европейских компаний, «Оснастик» создал бренд ALLGRIP.

 

Есть, однако, позиции, замены которым, по свидетельству станкостроителей, на российском рынке пока не найдено. К их числу относятся встроенные электродвигатели Siemens, которые при малых габаритах имеют мощность 7 кВт, направляющие качения, гидромоторы Rexroth, высокоточные шпиндельные подшипники NSK, FAG, SKF, замену которым будут пытаться искать в Азии. Вологодский подшипниковый завод выпускает подшипники 2 класса точности, но у них не вся номенклатура, которая нужна станкостроителям.

 

Есть проблемы с узлами для ремонта станков. Например, устройства зажима на мотор-­шпинделях некоторые фирмы ставят такие сложные, что их нельзя приобрести на других фирмах. «Пытаемся делать, — говорит Владимир Писарев, начальник технического центра АО «РКЦ 
«Прогресс». — Иногда получалось, иногда не получалось. Иногда на мотор-­шпинделях стоят подшипники со встроенными тензо- или вибродатчиками. Такие подшипники в России не выпускаются». Есть вопрос с шарико-­винтовыми парами. Они есть, но, по словам Писарева, в России хороших ШВП не было. Существует проблема систем защиты станков с ЧПУ, особенно на тех станках, где происходит скоростная обработка.

 

 

Как избежать эффекта домино?

 

Теоретически предприятия ВПК могут выпускать для станкостроителей продукцию по программам конверсии, но у их продукции высокая цена из-за высоких накладных расходов. Есть пример, когда на предприятии ВПК сделали транспортер уборки стружки по цене 750 тысяч руб­лей, в то время как на заводе «Саста» он стоил 250 тысяч руб­лей. Алексей Песков выдвинул идею использовать высокий конструкторский кадровый потенциал предприятий ВПК, которые могут разработать «что хочешь», а затем на конкурсной основе передавать разработки малому и среднему бизнесу для серийного производства. Думается, что реализация такой идеи возможна только в условиях директивной экономики, что несовместимо с понятием рынка.

 

Возвращаясь к проблеме направляющих, заметим, что спрос на них в России есть. Зарубежные заводы, которые выпускают направляющие, 30% продукции поставляют станкостроителям, а 70% — производителям авиакосмической, медицинской, строительной и других отраслей. Можно задаться целью построить в стране завод по производству направляющих, но вопрос, где купить оборудование, чтобы производить эти линейные направляющие, остается без ответа. Алексей Песков, который пытался выйти на зарубежных производителей, получил ответ, что технологии не продаются. Это значит, что станки, которые должны делать линейные направляющие, разрабатывать надо самим. А как быть до того? Алексей Песков привел цифры, которые мы уже публиковали на наших страницах. В России ежегодно потреблялось 10 тысяч станков. Из них, по непроверенным данным, мы производим примерно 1500 станков, остальные 8500 ввозилось, и 70% ввозимого предназначалось предприятиям ОПК. А где теперь предприятиям ОПК брать станки? Тем временем Ульяновский станкостроительный завод транснационального концерна DMG MORI покинул Ульяновск, оборудование вывозится, вывеска снята. Это минус 350 станков и обрабатывающих центров европейского качества, хотя не самых последних модификаций. Вроде бы для отечественных станкостроителей появился редкостный шанс, но им, по их же словам, не так легко воспользоваться.

 

 

Теоретически предприятия ВПК могут выпускать для станкостроителей продукцию по программам конверсии, но у их продукции высокая цена из-за высоких накладных расходов.

 

 

Возник момент, жизненно важный для поставщиков комплектующих. Им нужно понять, как будут действовать станкостроители: будут ли они продолжать покупать доступные комплектующие и параллельно искать замену узлам, поставки которых прекратились, или не будут тратить деньги, не имея надежной перспективы сборки станков. И здесь может возникнуть эффект домино, когда из-за трудностей станкостроителей без клиентов и без денег останутся поставщики компонентов.

 

Разумеется, приведенными здесь примерами не исчерпывается перечень компонентов, которые требуются станкостроителям, и мер преодоления возникшего дефицита. Наши страницы открыты для информации и мнений станкостроителей.

 

 

Кто виноват? Что делать?

 

Все чаще звучат эти, как принято говорить, любимые вопросы русской интеллигенции. Ответ на вопрос «что делать?» кажется более актуальным, чем вопрос «кто виноват?».

 

За 8 лет с момента объявления импортозамещения не удалось организовать выпуск комплектующих изделий. По мнению некоторых экспертов, импортозамещение провалилось именно потому, что мы только ограничивали заход внешних конкурентов, а собственное производство не развивали. К­то-то считает, что причина в недофинансировании реального сектора экономики, при этом никто не знает, как оценить эффективность мер государственной поддержки. Многие считают, что сейчас ситуацию можно переломить только мобилизационными методами, однако нет понимания, как они должны выглядеть. П­очему-то звучат слова «индустриализация», «реиндустриализация» как способ форсированного наращивания промышленного потенциала. И это, честно говоря, удивляет. Разве можно игнорировать тот факт, что на индустриализацию СССР работали специалисты со всего мира, в страну шло современнейшее оборудование и технологии? Достаточно сказать, что знаменитый Волгоградский (тогда Сталинградский) тракторный завод был спроектирован и построен в США, а потом демонтирован, перевезен в СССР и собран под контролем американских инженеров. Сегодня ситуация диаметрально противоположная — на помощь извне рассчитывать не приходится. Экономический суверенитет необходим, но не обернется ли стремление к экономическому суверенитету закукливаним в нынешнем состоянии, которое мало кого устраивает? Нельзя забывать, что мировая экономика сейчас интенсивно насыщается технологиями, которые только рождаются на волне Индустрии 4.0.

 

 

По мнению некоторых экспертов, импортозамещение провалилось именно потому, что мы только ограничивали заход внешних конкурентов, а собственное производство не развивали.

 

 

Надо констатировать, что мы сейчас находимся в условиях дефицита финансовых ресурсов, новых технологий, компонентной базы, софта и много еще чего. При этом мы должны не просто производить своё и разнообразное, мы должны производить всё такого качества и в таком ассортименте, чтобы это ещё можно было продавать за пределы страны, потому что нам нужен рынок сбыта, больший, чем только рынок РФ. Эксперты практически единодушно констатируют, что отечественный рынок недостаточен, чтобы иметь большую номенклатуру товаров собственного производства. Но в мире есть впечатляющие примеры создания высокотехнологичной промышленности в странах с маленьким рынком. Изначальная ориентация на экспорт и конкуренцию на внешних рынках позволила, например, Швеции создать большое количество промышленных транснациональных компаний. Ericsson, ABB, Tetra Pak, SKF — лучшее доказательство этому. То же можно сказать о Южной Корее. Да, с экспортом у нас сегодня тоже проблемы, но внешние рынки сбыта можно попытаться найти.

 

Удаётся справиться с постановкой вопроса «что делать?», но не получается с ответом на вопрос «как делать?». Вернее, ответы звучат разные, в том числе экзотические. К­то-то считает, что первое и главное — «немедленно приостановить членство в ВТО» (что означает выпасть из соглашений по льготному налогообложению, пошлинам и т. д.). По мнению одного эксперта, самое главное, создать штаб реиндустриализации, назначать персонально ответственных за каждую поставленную цель по мировому и национальному рынкам, по организации производственных систем, и сделать это всё «сегодня, а не завтра или послезавтра».

 

Георгий Самодуров, президент ассоциации «Станкоинструмент», напомнил в одном из многочисленных за последнее время выступлений, что у нас есть законы о промышленной политике и стратегическом планировании (соответственно ФЗ № 488 от 31 декабря 2014 года и ФЗ № 172 от 28 июня 2014 г.) «Законы есть, — сказал он, — а промышленной политики нет. Необходима реализация принятых федеральных законов».

 

Хотелось бы напомнить, что законы были приняты в 2014 году. Сегодня ситуация совершенно другая, и само понятие промышленной политики определённо нуждается в уточнении. Одно очевидно: необходимо формирование благоприятной бизнес-­среды, что включает в себя реализацию много других «политик» — налоговой, кредитно-­денежной, таможенно-­тарифной. Правда, нельзя сбрасывать со счетов, что на пути реализации всех прогрессивных идей и благих пожеланий сегодня стоит слишком много разнообразных «если».

 

 

Источник журнал "РИТМ машиностроения" № 3-2022.

 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров