.

Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

Выставки нынешнего года меньше по площадям и числу экспонентов, что компенсируется небывалым количеством посетителей. Однако выставка Weldex–2022 количеством посетителей просто поразила воображение.

 

Не в последнюю очередь бесспорный успех выставки можно объяснить качеством деловой программы, ключевым событием которой стала стратегическая сессия «Сварочное производство в РФ: материалы, оборудование, технологии. Стратегия развития рынка». Интерес к мнениям экспертов о перспективах российского сварочного рынка привлек столько участников, что пришлось ставить стулья в проходах. В условиях, когда ведущие производители оборудования и материалов ушли с российского рынка, вопрос «что дальше?» стал жизненно важным.

 

Чтобы определиться с направлением движения, надо понять исходную точку, увидеть рынок глазами его игроков. Модератор сессии Евгения Дмитриева, исполнительный директор ООО «ИТС Энерго», начала с представления исследования «Динамика посткризисного восстановления отрасли».

В числе 130 участников опроса представлены все, кто соприкасается со сваркой: от генеральных директоров до собственно сварщиков. Среди респондентов 24% — производители и поставщики сварочного оборудования, инструментов, приспособлений и материалов. Остальные — потребители из самых разных отраслей: металлообработка и транспортное машиностроение, включая авиакосмическое, железнодорожное, судо- и автомобилестроение, а также строительство всех видов объектов и металлургия. И было очень интересно посмотреть, как оценивают ситуацию производители и потребители.

 

Согласно данным опроса, 27% компаний почувствовали проблемы с поставками, 42% не ощутили негативного эффекта, 31% ощутили частично, то есть смогли найти другие каналы поставок. При этом оборудование российского производства используют 65% респондентов, европейское — 58%, китайское — 46%, американское — 12%, турецкое и индийское — по 8% (каждый респондент мог отметить любое число вариантов ответа, поэтому сумма их долей превышает 100%). Сварочные материалы российского производства используют 62% респондентов, китайского — 50%, европейского — 42%, американского и турецкого — по 12%, индийского и южнокорейского — по 8%.

 

Изменение ситуации в работе не почувствовала почти треть опрошенных — 27%, почувствовали 15%, частично почувствовали 58%. Любопытно, что эти показатели не очень координируются с ответами на другие вопросы. В частности, на вопрос о сложностях, с которыми столкнулись компании, работающие на оборудовании и с материалами ушедших брендов, сложностей нет только у 19% респондентов, которые получают всё необходимое через механизм параллельного импорта. У остальных те или иные сложности есть: у 42% участников опроса нарушились сроки поставок, у 19% поставка после 24 февраля зависла на таможне, у 12% поставщик отменил заказ, сделанный до 24 февраля, разорвал контракт и вернул деньги. Более глубокое исследование темы сложностей показало, что следствием ухода с российского рынка зарубежных компаний стали: рост цен, проблемы с поставками запчастей и сервисной поддержкой, изменение и сокращение номенклатуры изделий, увольнение квалифицированных кадров.

 

Следующий вопрос касался результативности поисков новых поставщиков взамен ушедших с российского рынка. И по оборудованию, и по материалам замену за минувшие с февраля месяцы нашли 8% респондентов. Не нашли замену 35% и 31% соответственно, и в процессе поиска находятся 58% потребителей оборудования и 62% потребителей материалов. Только у 27% респондентов найденное оборудование полностью соответствует качественным характеристикам предыдущего бренда, у 27% — частично, и 4% сказали, что «это вынужденная замена», при этом не очень понятно, что скрывается за такой формулировкой. Еще печальнее выглядят ответы по материалам: 19% — полностью соответствуют, 19% — частично соответствуют, 12% — с тем же не вполне понятным ответом «это вынужденная замена».

 

И, наконец, ключевые вопросы о том, когда можно ожидать позитивных вестей с рынка и что для этого требуется.

 

Ответы на вопрос «Когда начнется посткризисное восстановление отрасли?» распределились следующим образом: до конца 2022 года — 19%, весной 2023 года — 8%, через 1–1,5 года — 19%, через 2–3 года — 12%, через 3–5 лет — 19%, через 5–10 лет — 12%, через 10–15 лет — 12%. Оптимистов маловато, и это исследование еще не включало в себя фактор частичной мобилизации.

 

Ответы на вопрос «Что нужно для скорейшего восстановления всех производственных процессов?», на мой взгляд, отразили растерянность участников рынка, поскольку некоторые пожелания проще высказать, чем реализовать. Итак, 85% опрошенных высказались за то, чтобы развивать производственные мощности и сырьевые базы отечественных производителей; 50% уповают на сотрудничество с Китаем, предлагая искать качественных производителей и ввозить продукцию в Россию; 35% считают необходимым ввозить продукцию ушедших брендов через третьи страны, развивать параллельный импорт, что попросту означает ввоз продукции без разрешения правообладателя; 35% предлагают рассмотреть другие рынки, в частности, рынки Турции, Кореи, Индии (каждый респондент мог отметить любое число вариантов ответа).
В выступлениях участников дискуссии прозвучали разные факты, дополняющие картину, но рефреном звучал один: нет ни инженерных, ни рабочих кадров. Без этого все благие пожелания остаются просто оптимистичными лозунгами.
 

Источник журнал "РИТМ машиностроения" № 9-2022

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 


Реклама наших партнеров