Подписка

Братья Александр и Максим Бобрышевы за полтора года прошли путь от создания с нуля фрезерного обрабатывающего центра с ЧПУ до его продаж.

 

Братья Александр и Максим Бобрышевы

Вкус к таким темпам основатели компании BEAVER technology получили за 10 лет работы в западных компаниях в сфере deep tech, где занимались разработкой проектов инновационных технологий. «Вывозить долгосрочные проекты на стыке технологий — наша стихия», — говорит Александр Бобрышев.
У братьев Бобрышевых был проект для системы «умного дома». Потребовалось прототипирование, и поиск станков с ЧПУ привел к выводу, что для малых и средних компаний на рынке, по существу, нет предложений. Либо есть станки очень дешевые, но низкопроизводительные, либо очень дорогие, которые небольшие компании не могут себе позволить.

 

«Мощный. Компактный. Точный», — так говорят создатели о своем станке BEAVERMILL. Спроектированный с учетом современных трендов в эргономике, он отличается от других станков тем, что зона обслуживания совпадает с рабочей зоной оператора и не требует места справа, слева и сзади — станок можно ставить в плотную к стенам и другим станкам, что особенно актуально для небольших производств и исследовательских лабораторий. Станок занимает 2 кв. м, весит 2 тонны, его можно транспортировать в обычном грузовике, и не надо собирать на месте. Через два часа после доставки на станке можно начинать работать, то есть пусконаладка практически укладывается в формулу plug and play.

 

Разработчики рассказали, что BEAVERMILL — это первый станок, станина которого спроектирована с помощью генеративного дизайна. На сегодня это самый производительный способ получить конструкцию высокой жесткости, минимальной массы и габаритов. Идеальная конструкция по заданным параметром итеративно считается искусственным интеллектом на мощных серверах, позволяя многокритериально оптимизировать конструкцию и получить идеальную геометрию, отвечающую всем требованиям разработчиков. Добиться текущих параметров по жесткости, массе, амплитудно-­частотным характеристикам и занимаемой площади было бы невозможно без методов генеративного дизайна. Материал станины — композит, синтетический диабаз. За счет собственного решения разработчики получили такую высокую жесткость, что во время испытаний не смогли найти режим, при котором станок завибрировал бы. Свой­ства станины обеспечат стабильную обработку даже труднообрабатываемых материалов на всем жизненном цикле станка.

 

Механизм автоматической смены инструмента в компании разработали сами, поскольку те, что есть на рынке, не устроили по ряду причин. BEAVERMILL разрабатывался для гибких производств, работающих с частыми переналадками, в которых критически важно правильное освещение, поэтому инженеры разработали уникальную бестеневую систему освещения рабочей зоны. 

 

станок BEAVERMILL

 

При всех технических преимуществах цена станка BEAVERMILL на 30–50% ниже, чем у зарубежных аналогов.

 

«Вместо ­какого-то зарубежного станка можно поставить 2–4 наших BEAVERMILL, — говорит Максим Бобрышев, — и по объему производимых деталей получить экономическое преимущество». Цель BEAVER technology — помочь компаниям и исследовательским организациям экономично создавать продукты, а использование современных технологий проектирования позволяет сделать простые в работе средства производства, которые доступны широкому кругу компаний.

На вопрос, почему у станка «заграничное» название, разработчики ответили, что первоначальные цели были в том, чтобы выйти не только на рынок в РФ, но и на международную арену. Но по известным причинам цепочки поставок пришлось выстраивать заново, так же, как и выстраивать бизнес с учетом российской специфики. Как объяснил Александр, «покупательское поведение здесь отличается от того, под которое была выстроена наша бизнес-­модель. Есть специфика в области продаж, в области закупок, тендеров, а мы, например, не планировали в тендерах участвовать. Пришлось со всем этим разбираться и выстраивать компанию таким образом, чтобы можно было работать на российском рынке».

 

К решению актуального и болезненного практически для всех российских станкостроителей вопроса компонентной базы в компании подходят предельно прагматично. «На каждый компонент у нас 3 поставщика. Пока иностранных. Мы постоянно ищем компании для сотрудничества в России, и если найдем, будем только рады. В любом случае заказчик гарантированно получит свой станок, что бы ни случилось с нашими поставщиками», — заверяет Максим Бобрышев.

 

Команда, которая работала над станком, насчитывает полтора десятка высококлассных специалистов, из них 10 человек — это ядро НИОКР. В компании есть продуктовая матрица и есть программа расширения продуктовой линейки, как станков, так и систем для них.

 

Братья признаются, что недооценили перспективы спроса. Объем выпуска создателей компании пока не удовлетворяет, но «по уровню техники мы превосходим всех, — уверенно говорит Александр Бобрышев, — мое мнение, что BEAVERMILL — лучший станок в мире в своем классе. По всем параметрам. Это отражение нашей концепции: если мы новая компания, мы должны быть не просто лучше, а быть на две головы выше». Но и с объемом выпуска уже разобрались и определили, как производить в тех количествах, которые от компании хочет рынок.

 

Потребителей своих станков BEAVER technology видит в первую очередь в приборостроении, где большой объем разноплановых деталей. «Наши классические клиенты — университеты, исследовательские лаборатории, машиностроительные производства»,  — говорит Александр Бобрышев.
На вопрос, чей станок разработчики держали в голове, когда проектировали свой, последовал мгновенный ответ: «Ничей! Но хотим, чтобы через пять лет создатели других станков нас держали в голове».

 

Источник журнал "РИТМ машиностроения" № 8-2022

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров