Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

Деловая программа «ИННОПРОМа» была интенсивной и наполненной обсуждением актуальных проблем. И не было ничего удивительного в том, что зал, где проходила пленарная сессия форума производителей компонентов, был заполнен до отказа. Причина очевидна: если нет компонентов, то нет ничего — ни станка, ни кофемолки, ни самолета.

 

Организаторы нашли, на мой взгляд, единственный поворот темы, имеющий сегодня смысл, — взаимоотношения больших и малых и средних российских компаний (МСП). Простого доступа к зарубежной продукции больше нет. Каждому большому предприятию строить у себя натуральное хозяйство экономически невыгодно, стало быть, надо искать поставщиков компонентов на внутреннем рынке. К нынешнему моменту малые и средние предприятия упрекали большие компании в высокомерии и нежелании с ними общаться. Большие компании как щит выставляли свои высокие стандарты, до которых, по их мнению, продукция МСП не дотягивает. Сегодня всем очевидно, что разумной альтернативы поискам взаимодействия всех игроков внутреннего рынка нет.

 

Фото: Иннопром

 

 

Размещение 2.0 vs Индустрия 4.0?

 

Поскольку на Минпромторг со своими проблемами выходят и большие, и маленькие, свое видение текущей ситуации изложил Василий Осьмаков, первый заместитель министра промышленности и торговли РФ. «Трудно назвать более острую проблему. У нас всегда была проблема выращивания цепочек поставщиков, была проблема matching внутри страны. Но пока ситуация была относительно ровной, крупный бизнес не сильно был заинтересован в развитии этих цепочек, потому что в условиях включенности в глобальную экономику ты можешь выбирать лучшее по соотношению «цена — качество» на любом континенте. Ситуация изменилась: вопрос долгосрочной конкурентоспособности — это не выбор лучшего, а выбор того, что ты в принципе можешь купить и доставить. Именно комплектующие, сырье и материалы стали основным предметом для санкций, потому что санкции направлены на долгосрочную деградацию структуры российской промышленности и экономики в целом. Нас хотят принудить экспортировать исключительно сырье и закупать ширпотреб, и наша задача — справиться с намерением сделать нас "черкизоном" 90‑х. Для этого надо развивать своих поставщиков, своих комплектаторов. В принципе, уже в 2021 году мы начали реализовывать план «Размещение 2.0». Речь о комплектующих, сырье и материалах и производствах, на которых всё будет делаться. Мы даже успели заточить наши инструменты поддержки под эту задачу. У нас в Фонде развития промышленности профильная программа по комплектующим, формированию материальных запасов, реверс-­инжинирингу, которая уже показывает первые результаты и призвана стать мостиком между большими и малыми компаниями и облегчить вхождение в цепочки поставщиков. Запущен цифровой сервис "Биржа импортозамещения". По мере исчерпания запасов сырья, материалов и комплектующих, по мере продолжения блокады потребность в бизнес-­мэтчинге будет только нарастать, и Минпромторг готов, если будет необходимо, дофинансировать, доподдержать, инструменты для этого есть. Но самая болевая точка сегодня — это время. То, на что тратились годы, сейчас надо пробегать за месяц, — говорит Василий Осьмаков. — Но одновременно это и возможность».
Решение, которое ищет сегодня Минпромторг, лежит на стыке между локальным производством и заменой поставщиков из недружественных стран на поставщиков из дружественных стран. «Должно быть и то, и то в сбалансированных пропорциях, чтобы обезопасить цепочки поставок, защитить себя в среднесрочной и долгосрочной перспективе и при этом обеспечить конечную конкурентоспособность продукции. Ключевые критические компетенции должны быть в России, а всё остальное — это рынок и цепочки поставок», — считает представитель Минпромторга.

 

Информации для размышлений подкинули вопросы из зала. Например, замещение импорта из стран ЕС импортом из Китая в условиях, когда отменены таможенные пошлины, вынуждает частную российскую компанию конкурировать с китайской государственной с гарантированно негативным исходом. Суперкрепкий руб­ль, который мы сейчас наблюдаем, для многих компаний буквально катастрофичен. Василий Осьмаков сказал, что осенью «перейдем в режим закручивания гаек и возобновления пошлин по большому числу позиций». Он также предостерег от оголтелой борьбы против сильного руб­ля. Надо понимать, что ситуация сейчас меняется очень быстро, и «ключевой риск — это скорее качели в диапазоне 50–120. Вот такого ни одна отрасль и ни одна экономика не выдержит», — утверждает заместитель Минпромторга.

 

 

Чтобы играть вдолгую, надо расстаться с иллюзиями

 

 

Сергей Мытенков, вице-президент РСПП, начал свое выступление с горькой шутки: «Что нужно сделать, чтобы начать малый бизнес? — Купить большой и немножко подождать». Но время сейчас такое, что возможно и обратное. Сергей Мытенков считает, что самое правильное — импортозамещаться в России. «Экономика — это не про дружбу, а про деньги, и не надо строить иллюзий, что будут ­что-то давать по дружбе. Будут сравнивать возможности рынков. Будет выгодно — будут поставлять, не будет выгодно — не будут. Если есть угроза потери других рынков, то никто не будет с нами работать, видя риски для своей компании. Чтобы играть вдолгую, надо выстраивать независимую экономику России». И если раньше большие компании смотрели на малый бизнес свысока, то, как считает вице-президент РСПП, начинает приходить понимание, что это их поддержка, то, на чем ситуацию можно выправить. Но не только это надо понять большим компаниям. На один очень важный аспект взаимоотношений большого и малого бизнеса обратил внимание Максим Третьяков, вице-президент ассоциации «НП «ОПОРА». Реально сложилась ситуация, когда крупные корпорации норовили жить за счет маленьких, требуя до 180 дней отсрочки платежей. «Это обескровливало малый бизнес», — назвал вещи своими именами Третьяков. Его поддержал Никита Банцекин, руководитель дирекции по международной деятельности корпорации МСП, сказав, что и 90 дней отсрочки оплаты для малого предприятия — «вопрос жизни и смерти». По его мнению, законодательно должен быть закреплен недельный срок: «Найдут крупные предприятия возможности, чтобы за неделю расплатиться, иначе не будет малых и средних компаний, которые производят качественную продукцию в срок. Их и так мало, и будет еще меньше, если им денег платить не будут».

 

Новая экономическая реальность показывает, что не должно быть избыточного оптимизма по поводу выстраивания отношений с поставщиками даже из дружественных стран. Некоторые российские компании уже столкнулись с ситуацией, когда в ответ на запрос материалов или компонентов предлагают купить готовую продукцию. Директор по снабжению ГК «Металлоинвест» Мария Коваленко поделилась своими соображениями по поводу экономической выгоды от работы с Китаем: «Их производители могут быть полгода дешевле рынка, полгода дороже, а полгода недоступны. Поэтому ринуться в Китай — это ринуться в неизвестность». Другой аспект упования на доступных сегодня зарубежных поставщиков отметил Максим Третьяков, предостерегая от опасного эффекта домино. Если вся продукция обрабатывающей промышленности, которую мы пока не можем сделать, поедет из Китая, «мы просто закроемся. Закрытие предприятия — это не вопрос убытков. Если "ляжешь" ты, без твоей продукции "лягут" твои потребители», — объясняет свою позицию Третьяков.

 

 

Вырасти себе поставщика

 

Никита Банцекин прокомментировал принятие закона о «выращивании» крупнейшими госкомпаниями поставщиков — субъектов МСП в целях их потенциального участия в закупках, назвав его светом в конце тоннеля. «Эта тема была всегда и для компаний с госучастием звучала практически, как анафема. Закупать у того, кого ты вырастил, до сегодняшнего момента было нельзя. Это расценивалось как сговор, нарушение условий торгов и т. д.». Теперь появляется перспектива довести качество продукции МСП до стандартов, принятых в крупных компаниях, с их же помощью. Мария Коваленко, в свою очередь, довольно категорично высказала мнение ГК «Металлоинвест»: «Мы готовы "доращивать" производителей, а запускать тех, кто готов ­что-то начать, — нет. Период возможностей требует и периода приложения собственных сил, так что начните ­что-то делать». Как работает с поставщиками «АвтоВАЗ», рассказал Денис Чирков, директор по закупкам. На предприятии есть отдельная структура, которая занимается развитием поставщиков. «У нас есть стандарты, по которым поставщик выстраивает свое производство. Мы приходим к поставщику на площадку и показываем ему, как это сделать лучше». Кроме того, «АвтоВАЗ» помогает поставщикам в обучении, отработке себестоимости, содействует логистически, когда, например, нужно ­что-то срочно привезти, даже из других стран, например, Китая, Индии, Ирана.

 

 

Вопросы остаются

 

Представители крупных компаний сформулировали требования к поставщикам из числа малых и средних предприятий. Это качество, сроки, цена, сервис, плюс «психологические нюансы». «Металлоинвест», по словам Марии Коваленко, с опаской смотрит на поставщика, для которого гигант является единственным или доминирующим покупателем. Самый большой риск — срыв сроков поставок. Потому «Металлоинвест», например, квотирует поставки и поддерживает стабильность своего производства альтернативными поставками. Основной вопрос, связанный с импортозамещением, — это возможность получения запчастей и компонентов у OEM, то есть у оригинальных производителей деталей и оборудования. И здесь есть большой вопрос, потому что детали и компоненты — это не то, что закупается серийно, в больших количествах. Как адаптироваться к такой ситуации? Менять оборудование? Параллельный импорт? Вообще, сложное впечатление оставил форум по компонентам. С одной стороны, технологический суверенитет, с другой — поиски сотрудничества с зарубежными странами, при этом полное понимание того, что, как сказал один из участников дискуссии, «со стороны предпринимателей дружественных стран бывают недружественные действия». Броуновское движение, метания, впадение в крайности, поиски ниши, в которую можно безопасно нырнуть, — такими словами пока можно охарактеризовать поиски выхода из ситуации, которая, — что очень существенно! — меняется с каждым днем. Турция, Иран, Индия, Китай, Армения — страны, где просматриваются возможности сотрудничества. Да, товарообмен возможен, но инновационные технологии всегда приходили не из этих стран.
Сегодня главная задача — выпрыгнуть из ямы. А что дальше?

 

Источник журнал "РИТМ машиностроения" № 6-2022


 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров