Подписка

Россия в новом измерении.
Можно долго дискутировать, предполагали ли в Кремле масштабность санкций, которые обрушились на Россию после 24 февраля. Так или иначе Евросоюз заканчивает дискуссию уже по шестому санкционному пакету. И он будет не последним.
"Уралинформбюро" собрало мнения экспертов по текущей экономической ситуации и перспективам новой экономической политики России.
 

 

Директор Института стратегического планирования и финансового анализа УрГЭУ-СИНХ Максим Марамыгин:
- Самые тяжелые потери для России – это разрыв связей и логистических цепочек, которые восстановятся очень нескоро. Но несомненное приобретение в том, что мы столкнулись с необходимостью развивать свою экономику. В 90-е годы мы своими руками уничтожили авиа- и автопром, пересели на иностранные самолеты и автомобили, уволили множество ценных специалистов, закрыли профильные предприятия. А сейчас придется восстанавливать эти производства. Это приведет к развитию внутреннего и внешнего рынка, укреплению рубля – так как он станет востребован для внутренних операций.
Впрочем, крепкий рубль тоже несет экономике некоторые риски, ведь чем выше его курс, тем меньше рублевый эквивалент выручки российских предприятий-экспортеров, тем меньше их номинальная прибыль и, соответственно, меньше объем налогов для отчисления в бюджет.
Что касается возможного дефицита валюты – он будет в ближайшее время. Как валюта поступает в страну: российские банки со своих корреспондентских счетов в США или странах Евросоюза заказывают в местном банке наличность, грузят в самолет и везут в Россию. Дальше валюта поступает в кассу банка на территории РФ. Когда начались санкции, Федрезерв США и Объединенный банк Европы запретили продавать нам наличную валюту, закрыли корсчета крупным банкам. Да, средним банкам счета не закрыли. Они продолжают работать со SWIFT и проводят платежи, но запрет на продажу банкам иностранной валюты распространяется и на них. Соответственно, сейчас весь объем валюты в стране – либо та, что была до санкций, либо завезенная "в кошельках". И пока это ограничение со стороны других стран не будет снято, дефицит валюты в России сохранится.

 

Заместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин:
- Сложно сейчас делать какие-то выводы или прогнозы. Перестройка экономики продлится, по моему мнению, не меньше трех кварталов. У одних отраслей будет "все плохо" (например, в сфере зарубежного туризма), а вот у авиастроительной отрасли на ближайшие 10 лет перспективы блестящие. При этом сейчас видны существенные проблемы с логистикой, с импортом, а если брать банковскую сферу — с внешнеэкономическими расчетами. И только когда восстановится логистика и внешние расчеты, можно будет прогнозировать, насколько вырастет импорт и как изменится спрос на валюту.
У нас экстраординарная валютная выручка из-за роста стоимости энергоресурсов и снижения импорта. Многие предприятия-импортеры валюту сейчас не покупают, она им не нужна, так как они не могут из-за логистики обеспечить поставки из-за рубежа. Мало людей ездит за границу, соответственно, нет спроса на валюту для путешествий. Из-за этого рубль укрепляется, причем сильно, даже чересчур.
В перспективе это укрепление может привести к не очень хорошим последствиям. Ведь экономика у нас экспортно-ориентированная, и экспортеры, у которых не выросла стоимость товара (например, в машиностроении), сейчас несут высокие рублевые издержки, которые они не могут покрыть валютной выручкой. Думаю, ближе к осени, когда наладится логистика, стоимость рубля снизится, а спрос на валюту возрастет.

 

Председатель регионального отделения "Партии роста" в Свердловской области Алексей Кабанов:
- Если смотреть с позиции простых людей, получающих зарплату в рублях и летающих в лучшем случае раз в год в Турцию или более близкое зарубежье – они видят подорожание товаров в магазинах, в первую очередь импортной техники, хороших телефонов, которые станут предметами роскоши, будут недоступны для рядового покупателя. А вот дефицит валюты им будет совершенно безразличен: они не покупают доллары.
Для простых людей подорожали кредиты, стали недоступны "длинные" деньги и жилье. Рынок недвижимости, судя по отчетам, фактически обрушился, продажи встали, потому что не каждый потенциальный покупатель сможет взять жилищный кредит под сегодняшние высокие ставки.
Нужно как можно скорее возвращать кредитную ставку во вменяемое русло – в том числе и для того, чтобы поддержать экономику предприятий. Ведь и раньше кредитование промышленности и среднего бизнеса отсутствовало в принципе, очень трудно было получить деньги на строительство нового цеха или завода. А с нынешними ставками – вообще невозможно.

 

Директор Института экономики УрО РАН Юлия Лаврикова:
- Главное достижение этих трех месяцев, конечно, укрепление рубля и то, что экономика избежала резких спадов и кризисов, которые мы уже неоднократно наблюдали в 90-е годы, в 2008 и 2014 годах. Это, безусловно, заслуга нашего правительства и умелых антисанкционных мер, которые были приняты на государственном уровне, в том числе валютных ограничений. Все это позволило удержать финансовую систему на плаву.
Крепкий рубль сейчас играет важную роль в стабилизации экономики, но ограничение импорта не позволяет этим преимуществом пользоваться в полной мере. Из-за этого наша финансовая система "замыкается", сокращается фондовый рынок, он становится мелким, не интегрированным в глобальные финансовые рынки. В такой ситуации не очень понятно, во что вкладывать инвестиции.
Главный минус происходящего в том, что мы выпадаем из глобальных производственных цепочек. Ранее, участвуя в них, мы видели, где наилучший технологический уровень, и старались ему следовать. А замыкание внутри себя чревато упрощением технологий по принципу "лишь бы что-то как-то заменить". В этих условиях будет нарастать промышленный спад, сокращаться занятость населения, а импортозамещение в полную силу развернется не ранее, чем через два-три года.
Экономика как подсистема жизни любого государства достаточно инерционна. Примерно через полгода мы начнем ощущать негативные последствия санкций: сокращение поставок жизненно необходимого импорта для машиностроения, станкостроения, приборостроения, микроэлектроники, нехватку деталей, чипов и так далее. Это уже к сентябрю может вызвать спад производства. Сократится рынок автомобилей (их продажи уже сейчас начали падать), бытовой и промышленной электроники.
Нас, конечно, будут спасать высокие цены на нефть и газ, которые позволят пополнять бюджет. Но непонятно, что в ближайшие месяцы будет с нефтяным и газовым эмбарго. В целом я бы сказала, что общеэкономическая ситуация в течение ближайшего полугода ухудшится.

 

Независимый инвестиционный советник Виктор Немихин:
- На мой взгляд, самое плохое из того, что мы наблюдаем - это разрыв всех цепочек и взаимоотношений. Шарик земной очень маленький, это политики границы проводят, а бизнесы сильно кооперированы. Кофейни могут быть "локальными", а большой серьезный бизнес всегда глобален. Экономически бессмысленно строить, например, в каждой стране завод по производству полупроводников или неона для них, если есть тайваньский концерн TSMC, и его работы достаточно для всего мира. Небольшие локальные заводики будут при этом загружены на 5-10%, они окажутся просто нерентабельны.
И в этом смысле происходящее – глобальная потеря для экономик всех стран. Сейчас мы от развития цивилизации движемся к ее "локализации", к протекционизму национальных экономик.
Что касается приобретений… Я бы назвал это не приобретением, а некой надеждой. Оборотной стороной глобализации стало то, что мы, образно говоря, гвозди делать разучились, многие товары, которые могли бы производить внутри страны, завозим из Китая. И завозим не потому, что китайская продукция дешевле, она как раз сейчас далеко не дешевая, а потому, что местный производитель не мог пробиться на внутренний рынок и выиграть, к примеру, тендеры крупных строительных корпораций на поставку материалов. Изменившаяся экономическая ситуация позволит этим производителям более активно "импортозамещать".
С валютой ситуация сложная. С одной стороны, ограничения наложены только на ввоз-вывоз "наличности", и по ней наблюдается дефицит. А по безналичной валюте, наоборот, наблюдается избыток предложения и отсутствие спроса. А основные операторы на этом рынке – не население, а предприятия-экспортеры и импортеры. У экспортеров дела идут неплохо: нехватку покупателей с лихвой компенсируют высокие цены на эти товары. А в импорте цепочки порвались, покупки упали, спрос на валюту отсутствует, экспортеры предпочитают везти выручку в Россию, а не размещать, как раньше, на счетах за границей. Ведь эти счета сегодня могут арестовать!
В итоге мы получаем доллар за 56 рублей. Это плохо для экспортеров, но хорошо для немногих оставшихся в стране импортеров: они получили возможность за укрепившейся рубль купить больше иностранных товаров. А это, в свою очередь, уменьшает инфляцию. К сожалению, мало кто сейчас может этой ситуацией воспользоваться и завезти в страну то, что нам критически необходимо, например, сложное оборудование.
Рынок, я уверен, найдет баланс. Все разговоры про "доллар за 30 или 6 рублей" из области фантастики. Полагаю, уже к осени мы увидим ослабление рубля, выстроятся новые логистические цепочки, вырастет спрос на валюту. Хотя, вполне возможно, это уже будет не доллар с евро, а юань и рупия.

Беседовал Евгений СУСОРОВ

Источник

 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров