Подписка

На Иннопроме-2022 российский Минпром назвал наиболее эффективные промышленные регионы. Урал в топ-10 представлен Башкирией и Челябинской областью. Во вторую десятку вошли Пермский край и Свердловская область. Рейтинг был разработан ведомством для анализа региональной промполитики, эффективности инструментов господдержки и лучших практик. Высокие позиции получили субъекты РФ с диверсифицированной структурой экономики, где существенная роль отведена машиностроению и построена эффективная региональная система поддержки бизнеса. Но даже эти территории не в состоянии самостоятельно, без грамотной государственной политики ответить на вызовы, которые сформировались в результате введения беспрецедентных санкций.

Ключевых вызова — три. Во-первых, как заниматься модернизацией, сервисным обслуживанием оборудования и цифровизацией производств в отсутствии иностранных технологий. Доля импортных комплектующих, например, в обрабатывающей промышленности достигает 46%, а в некоторых отраслях — превышает половину.

 

Во-вторых, как интегрироваться в новую экономическую систему, которая будет ориентирована на страны Азии и Ближнего Востока. В-третьих, как создавать экосистемы, которые позволят в сжатые сроки готовить профессионалов. Способы решения этих проблем обсудили участники сессии «Промышленная политика в новых реалиях», организованной журналом «Эксперт-Урал» и Институтом экономики и управления УрФУ на площадке Иннопрома.
 

 

Революционные и продвинутые

 

Российская экономика, основанная на добыче углеводородов и существенно зависящая от зарубежной высокотехнологичной продукции, пытается адаптироваться к сложившейся ситуации.

 

— Ресурсы государства ограничены, задач, которые должны быть решены в среднесрочной перспективе, очень много, практически в каждой отрасли необходима реализация проектов импортозамещения. Организовывать производство абсолютно всех комплектующих на территории РФ никто не планирует, да это и не целесообразно с экономической точки зрения, — констатирует заместитель директора Института исследований и экспертизы ВЭБ Павел Финк. — В основу промышленной политики на ближайшие два-четыре года могут быть заложены следующие принципы: обеспечение безопасности в широком смысле слова и технологический суверенитет. Особого внимания заслуживают станкостроение, автомобилестроение, авиационная промышленность, судостроение и микроэлектроника. Это база, которая, с одной стороны, обеспечивает технологический суверенитет и безопасность, с другой стороны — развитие этих отраслей. Их бесперебойная работа будет обеспечивать рост всей экономики, устойчивость отдельных регионов и появление новых технологий. Выделю авиастроение и микроэлектронику — эти отрасли требуют масштабной поддержки со стороны государства на каждом из этапов, начиная с НИОКР и заканчивая поддержкой спроса.
По мнению директора Центра исследований структурной политики Высшей школы экономики Юрия Симачева, хорошим потенциалом для создания уникальных технологических решений обладают несколько секторов:

 

— Во-первых, это ИТ. Это сильная школа, сильные позиции, в том числе в глобальных цепочках создания стоимости. Во-вторых, сектор электроники, сектор схемотехники. Это не производство микросхем, а конструи­рование разных устройств с использованием этих микросхем. В этом секторе высокий уровень конкуренции и довольно много решений, обладающих глобальной конкурентоспособностью. В-третьих, неплохие позиции по определенным направлениям у российской фармацевтики. Несмотря на то, что в большей степени она направлена на выпуск дженериков, появляются новые отечественные препараты, иногда революционные и продвинутые. И мы видим, как проявила себя российская фармацевтика во время пандемии. В-четвертых, неплохой потенциал для развития есть у легкой промышленности. Это мобильный сектор, связанный с деятельностью средних и малых компаний.
В последние годы там появились достаточно интересные и довольно сильные российские дизайнерские школы. Пятое направление — пищевая промышленность, потому что она достаточно самостоятельная.
Шестое — деревообрабатывающая и мебельная промышленность. Конечно, там, по-моему, не хватает серьезных отечественных школ, связанных с мебельным дизайном, но они вполне могут появиться, сначала на уровне копирования зарубежных решений. Все остальные сектора потребуют гораздо большего времени для настройки.

 

Участники дискуссии подчеркивают, что «латания дыр» в период адаптации избежать не удастся.

 

— Но системно у каждой отрасли должна быть стратегия, и развитие должно осуществляться согласно выработанному плану. С учетом текущих вызовов и будущего технологического развития, вероятно, придется провести корректировку и донастройку документов стратегического планирования и механизмов, стимулирующих развитие, — уверен Павел Финк. — Проблема отсутствия «длинных денег», доступных инвестиционных ресурсов не нова, об этом говорили и говорят многие предприятия. При этом существует широкий спектр механизмов, институты развития, которые оказывают поддержку предприятиям при реализации инвестиционных проектов. Одним из наиболее эффективных инструментов на сегодняшний день является Фонд развития промышленности (ФРП). Возможно, сегодняшняя реальность требует небольшой корректировки его работы, усиление участия в НИОКР и в поддержке текущей деятельности предприятий.
 

 

Востребованные и эффективные

 

Сейчас регионы предпринимают серьезные усилия, чтобы оказать максимальную поддержку предприятиям. В частности, в Югре усилили работу по устойчивости системообразующих предприятий и локализации производств. Для этого создали Центр новой индустриализации, который будет оперативно решать задачи промышленности: импортозамещение, формирование экосистемы поддержки производственных компаний, трансформация региональной промышленности.
По словам директора департамента экономического развития, заместителя губернатора Ханты-Мансийского автономного округа — Югры Романа Генкеля, разработан план поддержки бизнеса, направленный на развитие предприятий: «Докапитализировали институты развития на 1,5 млрд рублей, предложили компаниям, осуществляющим производственную деятельность, компенсацию процентных платежей и льготные программы на пополнение оборотных средств. Продолжаем комплексное сопровождение промышленных компаний. В первую очередь работаем с компаниями ТЭК — это якорные партнеры, которые инвестировали в экономику более триллиона рублей. Еще четыре года назад мы сформулировали перечень необходимой для них продукции на сумму около 300 млрд рублей, которая могла бы быть локализована на территории Югры. Поэтому ключевыми для развития станут смежные с нефтедобычей направления: нефтесервис, нефтегазовое машиностроение, обрабатывающие производства».

 

— В округе активно формируется промышленная инфраструктура: в разной степени готовности находятся семь индустриальных парков и технопарков совокупной площадью более 73 га. Для предприятий, специализирующихся на производстве нефтесервисного оборудования, создается индустриальный парк в городе Когалым. Это совместный проект правительства Югры и компании «ЛУКойл-Западная Сибирь» и, по сути, новый механизм реализации проектов. Мы дали ему наименование «промышленный офсет». Суть в следующем: резиденты осуществляют инвестиции в развитие промышленных производств на территории индустриального парка в обмен на долгосрочные контракты с «ЛУКойлом». Регион в данном случае обеспечивает подготовку промышленной площадки и ее инфраструктуры. Также создается первая в Югре особая экономическая зона промышленно-производственного типа площадью 272 га. Регион уже подал заявку в Минэкономразвития России на получение статуса ОЭЗ, — рассказал Роман Генкель.

 

В основу промышленной политики на ближайшие два-четыре года могут быть заложены обеспечение безопасности в широком смысле слова и технологический суверенитет
С 2020 года Югра развивает венчурное финансирование. Округ в лице регионального института Фонда развития Югры стал участником инвестиционного товарищества Terra VC. Основное условие: инвестирование на стадии научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в инновационные компании, зарегистрированные и осуществляющие деятельность на территории автономного округа. Благодаря венчурному капиталу уже три компании локализовали производство в регионе. Компании глобальные, работают не только в регионе, но и на Ближнем Востоке. Направления — беспилотная доставка грузов, цифровые месторождения, инновационное оборудование, водородная энергетика, технологии декарбонизации.
Одним из лидеров по эффективности мер господдержки промышленных предприятий является Челябинская область. Многие из них были заложены в областной бюджет еще в 2021 году. Заместитель губернатора региона Егор Ковальчук убежден, что в сегодняшних условиях потребность бизнеса в помощи со стороны государства существенно возросла:

 

— Мы постоянно донастраиваем систему поддержки, ориентируясь на актуальные запросы производителей. Дополняем федеральные общесистемные инструменты стимулирования новыми региональными программами. Например, по федеральному постановлению № 1649 предприятия могут компенсировать до 70% своих затрат на НИОКР по современным технологиям. В прошлом году семь южноуральских компаний получили такую поддержку на общую сумму около 800 млн рублей. Но потребность в ней оказалась значительно больше. Поэтому в дополнение к федеральному документу мы запустили новую региональную программу возмещения части затрат по проведенным НИОКР. По ней можно компенсировать до 50% вложенных в это средств. Второй пример связан с использованием льготных займов Фонда развития промышленности. Они помогают предприятиям запускать в серийное производство востребованную продукцию. ФРП Челябинской области реализует пять собственных и четыре совместных с федеральными коллегами программ льготных займов под 1% годовых.

 

— Сейчас вопрос не в деньгах, а в будущем гарантированном спросе, логистике и возможности провести оплаты. Еще в марте-апреле мы говорили о ликвидности, об оборотных деньгах, о том, как взять в банках займы по вменяемой ставке. Сейчас эти вопросы решены, — говорит Егор Ковальчук. — Плюс запущены механизмы гарантированного долгосрочного спроса на инновационную продукцию, в том числе выпускаемую участниками промышленных кластеров. В прошлом году по инициативе губернатора Челябинской области Алексея Текслера, поддержанной Минпромторгом России, была возобновлена их поддержка по 41-му постановлению правительства. В усиление мы запустили его региональный аналог. Через областной ФРП возмещаем компаниям до 60% затрат на приобретение нового оборудования в целях модернизации и технического перевооружения производственных мощностей. Сейчас запускаем еще два новых вида поддержки промышленных предприятий — по 194-му и 686-му постановлениям.

 

В регионе также заработал информационный портал по импортозамещению. Этот цифровой ресурс стал эффективной площадкой для создания новых кооперационных цепочек между предприятиями Южного Урала и других регионов. Здесь размещена актуальная информация о производителях качественных аналогов зарубежных комплектующих, о компаниях, которым необходимо найти новых поставщиков, а также о востребованных нишах.
По мнению Павла Финка, сформировано огромное количество разнообразных инструментов господдержки, которые охватывают почти все стадии реализации проектов (от НИОКР до инвестиций в основной капитал):

 

— Не все предприятия готовы и стремятся их использовать, опасаясь проверок, сложностей с подготовкой заявок и отчетных документов, поэтому важно провести работу по анализу эффективности их использования, своего рода, инвентаризацию мер поддержки. При этом, на мой взгляд, решение большинства сложностей может быть найдено за счет цифровизации процесса подачи и рассмотрения заявок на оказание государственной поддержки. Можно провести аналогию с МФЦ, когда большинство обращений обрабатывается в одном окне, налажен межведомственный обмен данными, что существенно повысило эффективность предоставления госуслуг.
 

 

Совместные и технологичные

 

Новая промышленная политика, способная вывести из кризиса, вызванного обрушением традиционных цепочек создания добавленной стоимости, должна строиться на эффективном взаимодействии бизнеса с компаниями, занимающимися НИОКР. «В течение довольно длительного времени, на начальных этапах рыночных реформ эти сектора существовали сами по себе, каждый решал свои проблемы по отдельности. И теперь очень важны инструменты, которые снова позволят нащупать взаимодействие между российскими бизнесом и наукой. Здесь каждый должен сделать шаг навстречу, но, соответственно, нужны механизмы, которые дополнительно стимулируют такое взаимодействие», — комментирует Юрий Симачев.

 

Кроме того, по словам эксперта, для эффективного импортозамещения важно развивать сети субподряда, чтобы компании имели возможность выбирать того или иного поставщика в зависимости, к примеру, от его успехов, связанных с импортозамещением: «Развитие таких сетей субподряда во многом зависит от того, насколько развит средний бизнес в экономике, насколько он мотивирован к активной модернизации своего технологического потенциала. И здесь опять же встает вопрос об инструментах, которые бы способствовали включению малых и средних фирм в цепочки субподряда более крупных компаний».

 

— Действительно, зачастую наука и бизнес в России говорят на разных языках. Вузы, институты РАН не всегда ориентированы на индустриальных партнеров, — соглашается помощник полномочного представителя президента РФ в Уральском федеральном округе Евгений Гурарий. — Хорошим инструментом для стимулирования научно-производственной кооперации, научно-технологического взаимодействия между бизнесом, образовательными и научными организациями является Уральский межрегиональный научно-образовательный центр мирового уровня. В портфеле УМНОЦ — 51 проект. Большинство проектов связаны с импортозамещением. Общий объем заявленных инвестиций составляет порядка 8 млрд рублей для основных проектов и 4,5 млрд рублей для технологических. Задача всем понятна: научные разработки как можно быстрее должны попасть в производство. Чтобы ускорить этот процесс, запускаются нестандартные меры поддержки. Например, создаются и финансируются молодежные научные лаборатории под конкретные задачи. Есть еще ряд инициатив, которые готовятся к реализации. Регионы предусматривают в своих бюджетах средства на компенсацию затрат, понесенных предприятиями в рамках НИОКР. Там понятные принципы финансирования и, конечно, у нас основное требование, согласованное на уровне наблюдательного совета НОЦ, председателем которого является полпред президента РФ в Уральском федеральном округе Владимир Якушев, поддерживать проекты, направленные на импортозамещение.
В 2021 году российские изобретатели вернулись на уровень 12-летней давности по «валу» патентов. Но «вал» ничего не говорит о качестве: число патентов и лицензий, в том числе зарегистрированных в странах ОЭСР, увеличилось в 2,5 — 3,5 раза

 

По словам Евгения Гурария, федеральный центр выделил грант на работу НОЦ в объеме 120 млн рублей: «По принципиальному решению, принятому на наблюдательном совете НОЦ, 80% этих средств направляется на софинансирование научно-исследовательских работ, которые реализуются вузами или институтами РАН в интересах конкретного портфеля проектов. Обязательное требование — софинансирование со стороны индустриального партнера. И второе — проект должен носить характер импортозамещения. Очень надеемся, что в рамках НОЦ будут формироваться команды по проектам, где будут, с одной стороны, образование и наука, а с другой — люди от бизнеса. Для уральских компаний в сегодняшних условиях открывается колоссальное окно возможностей. Компетенции, которые сегодня есть у предприятий, позволят нам уйти от импортозависимости, по крайней мере, в критических направлениях».

 

— Поиск собственных решений, особенно в критически важных отраслях, потребует высокой степени координации между всеми участниками инновационной системы, — подтверждает директор аналитического центра «Эксперт», директор Института экономики и управления УрФУ
Дмитрий Толмачев. — Каким образом вузы могут встраиваться в кооперационные цепочки, мы попытались ответить в ходе шестой волны исследования патентной активности российских университетов. Это часть комплексного проекта, запущенного в 2016 году с целью оценки преобразований в сфере науки и образования, начавшихся с проекта «5 — 100» и получивших продолжение в программе «Приоритет 2030». В рамках исследования мы ежегодно оцениваем научные и технологические компетенции вузов. Анализ патентного ландшафта показал, что формально тенденция снижения темпов изобретательской активности, которую мы фиксировали в предыдущие волны, продолжается: с 2017 по 2021 год вузы подали 23 тыс. заявок на патенты с последующей публикацией, это меньше аналогичного показателя исследования первой волны (2012 — 2016) на 16%. Причин несколько. Во-первых, университеты начали проводить более глубокий анализ потребностей рынка для того, чтобы их изобретения были востребованы экономикой. Во-вторых, на тренд повлияли вынужденные ограничения во время пандемии коронавируса. В 2021 году российские изобретатели вернулись на уровень двенадцатилетней давности по «валу» патентов: в стране зарегистрировано 24 тыс. патентов при 28 тыс. в 2009 году, в то время как в 2018 году показатель уже достигал планки в 36 тыс. патентов. Но «вал» ничего не говорит о качестве, а оно за последние несколько лет серьезно выросло: абсолютное число проданных патентов, лицензий, зарубежных патентов, в том числе зарегистрированных в странах ОЭСР, увеличилось в 2,5 — 3,5 раза.

 

— В наибольшей степени заинтересованы в приобретении университетских изобретений компании, которым нужны разработки в области естественных и технических наук, на их долю приходится 23% всех организаций, которым были переданы исключительные права на изобретения, затем следуют предприятия в области создания архитектурных объектов (5%), производства элементов электронной аппаратуры и автомобилей специального назначения (по 4%). Мы также выделили сферы изобретений вузов, имеющие высокую степень кооперации с реальным сектором экономики (коммерциализация и совместные разработки). Это химия и химические процессы; приборы, в том числе измерительные механизмы и моделирующие устройства, предназначенные для обработки данных; электричество; медицина; металлургия; нанотехнологии; двигатели и насосы; сельское хозяйство; транспорт. Более трети всех патентов в сотрудничестве с предприятиями и другими научно-образовательными организациями приходится на сферу медицинских разработок, — рассказал Дмитрий Толмачев.
 

 

Конкурентоспособные и перспективные

 

Еще один важный тренд «нового времени» — усиление конкуренции за лучший человеческий капитал. Особенно в сфере ИТ. Простым увеличением числа бюджетных мест в вузах проблему не решить. Нужно создавать дополнительные условия для ускоренного развития в России системы подготовки кадров, в которую помимо вузов будет включен бизнес. Примеры совместных образовательных проектов уже есть. Так, Группа компаний СКБ Контур и УрФУ будут ежегодно готовить до 5 тыс. специалистов в Акселераторе ИT-компетенций. Обучаться смогут как специа­листы, которые хотят расширить навыки или повысить квалификацию, так и люди без ИТ-образования, которые хотели бы переквалифицироваться. Запустить проект планируют в 2025 году. Компания развивает ИТ-образование много лет, в частности, поддерживает талантливых школьников, которые участвуют в олимпиадах по математике и информатике, и их учителей. 2 июля подписано соглашение о сотрудничестве между СКБ Контур и Институтом экономики и управления УрФУ. СКБ Контур стал официальным партнером двух образовательных программ по направлению «Бизнес-информатика» (бакалавриат «Бизнес-информатика», магистратура «Цифровые технологии в бизнесе»). Это будет способствовать созданию качественного контента программ и подготовки квалифицированных специалистов для ИТ-отрасли.

 

По словам генерального директора СКБ Контур Михаила Сродных, актуальность знаний ИТ-специалиста теряется спустя полгода (для сравнения, в машиностроении или химической промышленности — около пяти лет): «Поэтому ИТ-образованию очень важна динамика и постоянное обновление знаний. Один из самых эффективных инструментов — объединить фундаментальное вузовское образование с компетенциями ИТ-компаний, специалисты которых на кончиках пальцев чувствуют, что сейчас актуально, разбираются в новых технологиях. Именно так можно построить максимально качественное и актуальное образование. Этот путь мы начинали со стажировок: наши специалисты делились опытом с кандидатами на должность. Потом мы поняли, что хотим развивать ИТ-образование и среди студентов. Сейчас сотрудники СКБ Контур преподают на факультетах бакалавриата и магистратуры в УрФУ. Десять лет назад мы начинали с 20 человек, сегодня помогаем получить профессию 900 студентам. Большинство из них трудоустраиваются к нам и знают, как все устроено изнутри».

 

На фоне февральских событий ИТ-компании зафиксировали отток специалистов. «Для СКБ Контур — это не больше 1%. А за счет активной образовательной работы, большого притока новых специалистов, у нас нет существенных проблем с кадрами», — подчеркивает Михаил Сродных.

 

Об особенностях создания конкурентоспособных продуктов в новых экономических условиях рассказал партнер S+Консалтинг Михаил Григорьев. По словам эксперта, в ситуации внешнеэкономических ограничений российские предприятия столкнулись в том числе со сложностями при реализации собственных рыночных возможностей. Среди причин — превышение спроса над выпуском новых товаров, а также существенное увеличение сроков изготовления продукции из-за пересечения потоков опытных разработок и серийного производства. В решении этих вопросов могут помочь ИT-технологии. «Если говорить про применение ИT-разработок, то наиболее эффективный инструмент — это создание цифровых двойников. По сути, это виртуальная копия промышленного объекта, которая за счет технологий искусственного интеллекта позволяет оптимизировать бизнес-процессы предприятия», — отметил Михаил Григорьев.

 

— На Иннопроме было представлено множество отечественных продуктов, в производстве которых используются иностранные комплектующие, есть дистрибьюторы, которые осуществляют поставки оборудования из разных стран, все они смотрят в будущее с оптимизмом, они ищут и находят решения. Поэтому, на мой взгляд, основная роль здесь за бизнесом. Государство же оказывает поддержку всеми возможными способами, как информационно, так и финансово. При этом роль таких площадок, как Иннопром, значительно возрастает, поскольку обеспечивает более тесное взаимодействие между предприятиями, институтами развития, научным сообществом, банками, — итожит Павел Финк.  

 

Источник

 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров