.

Подписка

Не будем скрывать: санкции больно ударили по рынку технологического оборудования. Станки и производственные линии — не автомобили и гаджеты, тем более — не одежда и косметика. Конечно, у каждой продукции есть альтернативные поставщики, но найти их и перестроить под них бизнес-процессы — не самая тривиальная задача. Кроме того, ее выполнению сопутствует ряд нюансов: переобучение персонала, сервис, поставка запасных частей и еще множество других тонкостей, без учета которых не бывает достойной производительности. Нужно избежать и риска снова попасть под зависимость от иностранных производителей. Только уже из другого региона. Необходимость в отечественном производстве технологического оборудования никто никогда не отрицал. Но сейчас этот вопрос встал ребром. Санкции четко и безапелляционно показали всю уязвимость производственной, экономической и в целом национальной безопасности. Эти риски необходимо нивелировать как можно быстрее. Другой вопрос, что станкостроение — одна из самых наукоемких отраслей и для своего процветания требует аналогичного уровня развития множества смежных направлений. В том числе и об этом говорили на первой Международной научно-практической конференции «Инновационное станкостроение, технологии и инструмент», организованной Гомельским государственным техническим университетом имени П. О. Сухого и ОАО «СтанкоГомель».

Резкий поворот

В стратегическом значении станкостроительной отрасли никто никогда не сомневался. И к ней относились с должным пиететом. Но больше на государственном уровне, чем на потребительском. С одной стороны, предприятиям, которые некогда гремели на весь Союз, в новой эпохе в Беларуси не дали умереть. В 1990-е большинство профильных заводов постепенно деградировали и выживали в большей степени за счет разработки и производства непрофильной для них продукции. Если бы не государственная политика по возрождению высокотехнологичных производств в 2000-х, то тот же ОАО «СтанкоГомель», как признались его руководители, рисковал из производственного предприятия трансформироваться в ремонтную мастерскую. Государственная поддержка позволила начать поступательное развитие. Другой вопрос, что не такое стремительное, чтобы достигнуть технологической независимости.

Не будем лукавить: до февраля прошлого года подавляющее большинство потребителей станочного оборудования уважительно относились к отечественным технологическим традициям, но предпочитали поставки зарубежных брендов. Тому было множество и субъективных, и объективных причин. Будем реалистами, значительная часть сбыта белорусских станков и оборудования обеспечивалась в основе своей за счет государственных программ. На конференции первый заместитель генерального директора ОАО «Минский тракторный завод» Сергей Авраменко признался: до недавнего времени он, например, даже не знал про существование ОАО «СтанкоГомель» и не был, соответственно, знаком и с их продукцией, и с их возможностями.

Можно попенять на отсутствие патриотичной любознательности у родных машиностроителей. Или обвинить в пассивности станкостроителей, которые не продвигали свою продукцию. Но не будем питать иллюзий: в 1990-х (а по большому счету еще в 1980-х) слишком широко были открыты двери иностранным корпорациям для проникновения на нашу территорию. И за смутное десятилетие в 1990-х они укрепились на нашем рынке. Набрали экономическую силу, сломить которую у белорусских компаний фактически не было шансов. Хотя бы по причине неравных маркетинговых и финансовых возможностей. А включать жесткие рычаги протекционизма тоже не получалось: для других отраслей промышленности требовалось современное оборудование для модернизации и выхода на новые производственные горизонты.

Собственно говоря, в разные периоды времени практически все государства совершали технологический рывок через механизмы защиты своего рынка от зарубежных конкурентов. В Англии этот процесс произошел в конце позапрошлого века, в Европе — менее 100 лет назад, в Китае — в 2000-х.

Наше технологическое развитие подстегнули санкции. Эффект фактически такой же, как от протекционизма. Только ограничения ввели не мы, а западные страны.

Сейчас спрос на отечественную станкостроительную продукцию огромный. И в Беларуси, и в России. Начальник отдела станкоинструментальной промышленности Министерства промышленности Андрей Гиржон констатировал: в этом году рост производства станкостроителей составил 126 процентов, экспорт — 133 процента. У ведущих профильных предприятий портфель заказов сформирован больше чем на год. В настоящий момент контрактуется продукция на 2025-й.

Параллельные сложности

Ключевая проблема сегодня не в спросе, а в предложении. Это больше касается производителей технологического оборудования в Беларуси и России. Например, в нашей стране станочный парк с числовым программным обеспечением составляет 12 тысяч единиц. И в значительной степени он является импортным. Постепенно оборудование амортизируется. И спрос на станки будет только расти.

Между тем доля Беларуси и России в мировом рынке станков и технологического оборудования составляет менее процента. А в ВВП России эта отрасль занимает скромные 0,2 процента.

Будем откровенны: в прошлом году многие питали иллюзии о решении проблемы дефицита оборудования за счет инструментов параллельного импорта. Действительно, через третьи страны сегодня разными непрозрачными тропами можно ввезти практически любую продукцию. Но, во-первых, пропускная способность таких каналов, прямо скажем, ограничена, чтобы стать массовой. Той же России требуются тысячи современных обрабатывающих центров. Если пропустить такой поток через дружественные государства Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, то это будет слишком заметно для санкционных властей западных государств. Слишком большой риск введения вторичных рестрикций и других карательных мер. Поэтому возможности параллельных поставок ограничены.

Вторая серьезная и в какой-то степени непреодолимая проблема — обслуживание этого оборудования. Будем реалистами: сложности возникают с ремонтом уже существующего парка. Но их еще удается каким-то образом решать. Западные производители ушли, однако сервисные центры и специалисты, партнерские организации, которые занимались в свое время десятилетиями обслуживанием продукции западных брендов, остались. В некоторых случаях удается узлы и агрегаты, какие-то программные продукты замещать своими разработками или адаптировать узлы и агрегаты, выпущенные в дружественных странах. Но новые модификации являются полностью темными лошадками. Поставки по параллельному импорту, конечно, лучше, чем ничего. Но несут в себе значительные риски, особенно если речь идет о стратегических отраслях. В них сейчас взят курс на полное обеспечение отечественным оборудованием. Такова сегодня принципиальная позиция и Беларуси, и России. Поэтому спрос на отечественные технологические изделия сохранится высоким и в долгосрочной перспективе. Принципиальная проблема его удовлетворить.

Наработка новой географии

По словам Андрея Гиржона, на всех предприятиях станкостроительной отрасли проводится модернизация, в том числе в рамках финансирования из межправительственного кредита России. Паспорта по этим проектам разработаны и утверждены российской стороной. Сейчас проекты переходят в активную стадию реализации.

Вторая задача: количество трансформировать в качество. В стране сохранились компетенции, конструкторские и научные школы. Тем не менее в отечественных станках было достаточно много импортных комплектующих. До прошлого года использовали ведущих западных поставщиков. После обострения конфликта в Украине пришлось, как сказал директор ОАО «СтанкоГомель» Анатолий Савенок, оперативно переходить на продукцию из дружественных стран. В течение апреля — июня конструкторы предприятия решили проблему перехода. Однако вопрос локализации не исчез с повестки дня.

Постепенно эта проблема решается. Освоено производство шариковинтовых передач, направляющих, некоторых других узлов и агрегатов. Российские партнеры разработали электронные системы управления станками, к этой работе подключились и белорусские компании. Процесс идет.

Представитель российской компании «БалтСистем» Андрей Костенко оптимистичен в своих прогнозах. Напомнил, что СССР был первым-вторым в мире в области станкостроения. Традиции у нас есть, по интеллекту, по его мнению, белорусские и российские инженеры и ученые ничем не хуже зарубежных. А по изобретательности еще дадут им фору. Да, в каких-то моментах отстали. Но разрыв можно сократить и нейтрализовать. Сергей Авраменко к ситуации относится более критично. И констатирует, что некоторые компетенции все-таки отсутствуют.
Пример возник сам собой. Для модернизации станкостроительных предприятий необходимо высокоточное обрабатывающее оборудование с погрешностью обработки 20—30 микрон на четыре метра. Его планируют закупить в дружественных странах. Но для его корректной работы необходима стабильная окружающая среда. В частности, перепад температуры в цехе не должен превышать один градус, максимум — два. Проблема в том, что, по словам Сергея Авраменко, в Беларуси не удалось найти организацию, которая могла бы проектировать такие помещения. Насколько способны выполнить такие работы отечественные подрядчики — тоже сложный вопрос.

И таких моментов и нюансов на пути к технологическому суверенитету отечественного станка встречается очень много. Пожалуй, самое слабое место — электронные системы. Вроде бы есть российские колонки числового программного управления. Но производство расположено в третьих странах. Или используется большое количество ключевых комплектующих иностранных производителей. Как признался Андрей Костенко, российское предприятие «Микрон» планировало к 2026 году освоить производство необходимой элементной базы, но по каким-то причинам реализация этой задумки перенесена на 2028-й.

Компетенции в конструировании электронных систем есть у белорусской инжиниринговой фирмы Exider, но опять же комплектующие придется использовать импортные. Раньше наши разработчики активно сотрудничали с ведущими западными компаниями. «Сейчас необходимо выбрать правильных азиатских поставщиков, — признался представитель Exider. — Но какие поставщики правильные — доподлинно пока никто не знает». Другими словами, понадобится определенное время, эмпирический опыт, чтобы наработать четкие и эффективные коммерческие связи по новому географическому вектору. Кроме качества и надежности, поставщик должен обеспечить еще и сервис своих изделий. Пока система, судя по выступлениям докладчиков на конференции, еще не отработана.

Словом, до полной локализации работы предстоит еще немало сделать. Для производства современного станка, впрочем, как и другого технологического оборудования, необходимы разработки, наверное, по всем техническим направлениям: в физике, химии, инженерии поверхности, материаловедении, микроэлектронике, метрологии… Перечень бесконечен. Радует, что научно-исследовательская база по многим векторам у нас есть. И дополнительное финансирование способно оживить инновационную мысль. А вот производственную базу для выпуска материалов и комплектующих для станкостроения еще придется серьезно развивать. Где-то создавать новые производства или внедрять выпуск новой продукции на существующих производствах.

Самое главное, чтобы этот процесс не прекратился на каком-то промежуточном этапе. Очевидно, что достижение технологического суверенитета — долгосрочный проект. Не исчезнет ли к его реализации интерес, если через какое-то время санкционное давление ослабнет? Какой путь тогда изберем: тернистый — развития собственной базы для изготовления средств производства или более легкий и быстрый — снова переориентируемся на импорт. Впрочем, такой риск существует, даже если рестрикции не спадут. Кроме американских, японских и европейских компаний, есть немало азиатских поставщиков оборудования. Со своими, конечно, недостатками, но они уже начинают проникать на наш рынок.

Конкуренция или сотрудничество

Смогут ли наши компании конкурировать с крупными азиатскими корпорациями? Будет непросто, если смотреть на все реалистично. Ниша на нашем рынке есть. Кратно нарастить производство белорусские компании смогут при динамичной модернизации к 2027—2030 годам. К полной локализации широкой гаммы продукции мы сможем прийти, пожалуй, еще позже. Да, сегодня у азиатского оборудования есть сложности с сервисом. Но подозреваю, что проблема будет решена за год-два. В конце концов, рестрикции в таком объеме грянули неожиданно. Весь 2022-й по их продолжительности сохранялась высокая неопределенность. Соответственно, всерьез рассматривать наш рынок как стратегический альтернативные поставщики стали только в этом году. Времени прошло очень немного, чтобы освоить наш рынок. Особенно в таком высокотехнологичном сегменте, как станочное оборудование. Но велика вероятность, что трек будет аналогичный с поставками автомобилей. Эпизодические поставки азиатских брендов в прошлом году с высокими ценами и пробелами в сервисе в текущем сменились экспансией.

У наших азиатских партнеров существует объективное преимущество: большие масштабы производства, которые позволяют несколько на других принципах выстраивать отраслевую структуру. В Азии множество предприятий выпускают комплектующие для станочников. Например, те же металлические детали, многие из которых не требуют каких-то супервысоких технологий и сверхточной механической обработки. Таковых тот же ОАО «СтанкоГомель» отливает до 40 тонн ежемесячно. Можно эту функцию отдать на аутсорсинг, но небольшие объемы производства делают такие заказы неоправданно дорогими. Цена за тонну литья у нас и у китайских производителей отличается очень значительно. А это сказывается на себестоимости. Наше станкостроение ориентируется на полный цикл производства. И, собственно говоря, на том уровне кооперации, который сегодня имеется, этой стратегии альтернативы, по сути, нет. Как невозможно в ближайшей перспективе отказаться от тех или иных импортных комплектующих.

Сейчас руководители отрасли нащупывают решение этой проблемы через развитие тесного сотрудничества с крупными азиатскими корпорациями по совместному производству на тех или иных условиях. Идут переговоры о приобретении соответствующих лицензий. Естественно, с прицелом на локализацию производства в Беларуси и России. Это позволит оперативно удовлетворить внутренний спрос отечественной продукцией. Естественно, развивая и свои оригинальные модельные ряды станочного оборудования. Впоследствии, создав крепкую промышленную базу и инфраструктуру, можно будет совершенствовать конструкции и уже осваивать новые виды чисто белорусской продукции. Собственно говоря, такая стратегия себя оправдала некогда по другим направлениям. Автобусы и комбайны — совершенно новая некогда техника для нашего машиностроительного комплекса — первоначально выпускались по лицензии. И шаг за шагом эти машины освободились от зависимости, и сегодня белорусские конструкции и модели пользуются спросом и являются региональными лидерами.

Источник

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 


Реклама наших партнеров