Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

Развитие робототехники не может быть локальным, оно всегда связано с тем, что происходит в мире, а в мире сегодня пандемия, которая буквально приковала внимание к роботам. Технологии трансграничны, и мы тоже участвуем во всех процессах, которые есть в мире, но при этом масштабы нашего участия на рынке робототехники никого устроить не могут. Мы в этом году неоднократно обращались к теме роботизации, но новые информационные волны побуждают нас обращаться к этой теме снова и снова. На этот раз поводом стало событие мирового масштаба в мире робототехники — 54‑й Международный симпозиум по робототехнике ISR (International Symposium on Robotics), впервые прошедший в этом году в России.

 

 

В мире

 

 

По данным Международной федерации робототехники IFR, которые изложила на симпозиуме генеральный секретарь IFR Сьюзан Биллер (Susanne Bieller), мировые продажи роботов растут. Сегодня на заводах по всему миру работает 3 миллиона промышленных роботов. Продажи новых роботов в 2020 году, несмотря на глобальную пандемию, немного выросли — на 0,5%, и в 2020 году по всему миру было отгружено 384 000 единиц. Наибольший рост сегодня показывает Азия, где в 2020 году был установлен 71% всех новых роботов. По-прежнему лидирует Китай, где в 2020 году было установлено 168,4 тыс. промышленных роботов. Другие рынки демонстрировали сокращение. Япония (где было инсталлировано 38,7 тыс. роботов), США (30,8 тыс.), Республика Корея (30,5 тыс.) и Германия (22,3 тыс.) по-прежнему остаются в лидерах, хотя практически во всех этих странах в 2020 году наблюдалось снижение. Ожидается, что количество роботизированных систем во всем мире резко возрастет и вырастет в 2021 году на 13% до 435 000 единиц, при этом почти все рынки Юго-­Восточной Азии будут расти двузначными темпами.

 

Ожидается, что в 2022 году рост в глобальном масштабе немного ослабнет. С 2021 по 2024 год ожидаются среднегодовые темпы роста «в среднем однозначном диапазоне». Незначительные сокращения могут происходить как статистический эффект, «наверстывание» произойдет в 2022 или 2023 годах. Ожидается, что отметка в 500000 единиц оборудования, устанавливаемых в год по всему миру, будет достигнута в 2024 году.

 

Установки по странам в 2020 году. © World Robotics

Большинство стран инвестирует в робототехнику — в основном на государственном уровне. Эта тенденция усилилась в последние годы. Благодаря диверсификации и созданию робототехнических технологий инвестиции в новые робототехнические технологии стали больше, чем раньше, и спектр приложений таких исследований и разработок в области робототехники теперь шире. Это объясняется тем, что в последние десять лет в мир робототехники стали проникать искусственный интеллект, интернет вещей, большие данные и телекоммуникации стандарта 5G.

 

Ежегодная установка промышленных роботов в 2015–2020  и 2021*–2024* годах. © World Robotics

Основными трендами 2021 года стали обучение роботов новым возможностям, технологические разработки в сфере искусственного интеллекта, программирования и чувствительности роботов, новые коммуникационные протоколы в рамках Индустрии 4.0 и сети для внедрения роботов в рамках дополненной реальности. Роботы являются серьезным инструментом для снижения углеродного следа, помогают обезопасить цепочки поставок, сделать производство более гибким и усилить безопасность. «Мы надеемся, — сказала Сьюзан Биллер, — что применение роботов выйдет за рамки, к которым мы привыкли, и выйдет в новые сферы промышленности».

 

Ежегодные установки промышленных роботов по отраслям  в мире, в 1000 единиц. © World Robotics


В России

 

 

IFR фиксирует снижение установок роботов в России на 25–29%, причиной чему названа пандемия. В 2020 году было продано 996 промышленных роботов, но, даже несмотря на снижение, количество работающих установок за последние годы является наибольшим. Низкой остается плотность роботизации. Если в Европе она в среднем составляет 114 роботов на 10 тысяч работающих, то в России 6 роботов на 10 тысяч работающих. Тем не менее остаются надежды на рост.

 

О том, как видится ситуация в России изнутри, рассказал на симпозиуме Михаил Иванов, заместитель министра промышленности и торговли, так начавший свое выступление: «Когда в далекие 20‑е годы прошлого века чешский писатель-­фантаст Карел Чапек впервые ввел в оборот термин "робот", он не предполагал, что спустя сотню лет это слово будет самым серьезным образом определять научно-­технический прогресс человечества». Отметив мировой прирост продаж коллаборативных роботов на 11%, Михаил Иванов сказал, что «в России сейчас период бурного развития, и за последний год этот показатель вырос в три раза». Да, проценты и разы всегда звучат оптимистично, но абсолютные числа звучат убедительнее, и ­их-то мы не услышали. Тем не менее Михаил Иванов заверил, «что мы стараемся идти и следовать за теми трендами роботизации, которые сегодня доминируют в мире», хотя и констатировал факт нашей низкой базы.

 

По данным Минпромторга РФ, «сегодня отрасль робототехники и частично автоматизации насчитывает примерно 170 компаний и больше 110 компаний-­интеграторов». Это важно, потому что на примере мирового рынка и тех проектов, что сегодня реализуются в России, «интеграция, интеллектуальный вклад — это минимум 2/3 стоимости внедрения робототехнического решения». Упомянув об открытии в Сколково российского инжинирингового центра компании «Фанук», Михаил Иванов сказал о решимости «расширять взаимодействие с зарубежными коллегами, повышать роботизацию российской промышленности, что, в конечном итоге позволит повысить качество продукции и обеспечить эффективность производства».

 

Своими наблюдениями за особенностями российского рынка робототехники поделились и другие участники симпозиума. Так, Дмитрий Капишников, генеральный директор KUKA Russia, поделился ощущением роста российского рынка именно как следствием пандемии. «Ковидные ограничения сократили приток рабочей силы, и многие предприятия по-новому вынуждены были взглянуть на гибкую автоматизацию, потому что если у вас сегодня нет рабочих, но есть большой заказ, то срочно нанять и обучить людей проблематично, а робототехника — очень хороший инструмент для решения такой проблемы». Капишников отметил и другой аспект этой проблемы. Рабочая сила в России не дешевеет даже с учетом динамики соотношения руб­ля и евро, и есть примеры, когда в небольших городах России вынуждены были платить более тысячи евро оператору, который обслуживает станок, просто потому, что других операторов нет.

 

 

Поиск драйверов

 

Отдельная сессия была посвящена поиску драйверов роботизации в России.

 

Михаил Иванов, замминистра промышленности и торговли, высказал уверенность в правильности выбранного курса на поддержку и развитие интеграторов, в частности через СПИК 2. Если раньше СПИК был механизмом привлечения инвестиций в технологические отрасли и «входным билетом» был минимальный объем инвестиций взамен гарантий государства о неизменности условий ведения бизнеса, федеральных и региональных налоговых преференций, то сейчас СПИК рассматривается как инструмент трансфера технологий и локализации тех или иных направлений. Сам инструмент стал носить конкурсный характер, и выигрывает тот, кто покажет более быстрый результат с наибольшим эффектом для страны, в том числе налоговой системы. Это напрямую связано с объемом реализации продукции, отраженной в СПИКе. Что касается инструмента поддержки пилотных партий, когда государство субсидирует часть стоимости ее производства и реализации, помогая сделать первый шаг в рынок, то робототехника под эти субсидии, к сожалению, не попадает. Робототехнический комплекс может быть уникальным, но это единичная вещь, а не партия.

 

Минпромторг проанализировал проблемы, с которыми сталкиваются компании, работающие в области робототехники. В частности, у нас не было отдельной идентификации продукции робототехники через коды классификации, принятой в России. В этом году у робототехники свои коды появились, что позволяет распространить инструменты поддержки на эту продукцию.

 

Александр Яшкин, генеральный директор Fanuc Россия, считает, что в первую очередь необходимо стимулировать спрос, стимулировать потребителей, которые будут внедрять промышленную робототехнику. Если потребителю будет проще купить, то найдется работа и производителям роботов, и интеграторам, и разработчикам новой техники, что в большей степени будет стимулировать развитие рынка.

 

Александр Новоселов, представитель компании ABB, высказал соображение, что если мы хотим рывка развития робототехники, то, наверное, ­какие-то более кардинальные решения нужны на уровне правительства, например, сокращение квот на дешевый рабочий труд.
Был затронут вопрос компонентов для отечественных роботов. В частности, высказывалось сожаление, что разговор идет только о конечных изделиях и их интеграции, но нет запроса на российские компоненты со стороны российских производителей.

 

Рефреном звучало утверждение, что разные сегменты робототехники относятся к разным ведомствам. Часть вопросов в сфере развития робототехники сосредоточена в одном министерстве, часть в другом, часть в третьем, а единого окна выхода на решение проблем нет. Звучал этот вопрос и на сессии, посвященной подготовке кадров для роботизации.

 

 

Кадры. Вопросов больше, чем ответов

 

Что звучит в публичном поле? Что роботы забирают рабочие места, хотя на самом деле наоборот: люди создают, производят, внедряют и обслуживают роботов. И вообще историческая функция роботов — не заменять людей, а менять жизнь к лучшему.
Вопросов звучало много и не только о том, чему и как учить. Просто «больше и лучше» — это не профессиональный подход, должен быть посыл от государства и от работодателей — нужны ли кадры и в каком количестве. И уже сегодня надо понимать, что робототехника сама по себе — узкая тема, сегодня на пороге искусственный интеллект и машинное обучение.

 

Часто высказывается соображение, что надо начинать вовлекать в общение с роботами с детского возраста, и ­где-то эта работа ведется. Детей привлекают в секции антропоморфными роботами, которые имитируют поведение человека. А в промышленности роботы выглядят значительно скучнее, и здесь, по рассказам представителей высшей школы, происходит разочарование от того, что заниматься надо не тем, что было в мечтах. Есть олимпиады по физике, математике, есть хакатоны, но нет олимпиад по робототехнике. Тем не менее сегодня никто не может сказать, каково может быть их содержание.

 

Кадры нужны для того, чтобы робототехника развивалась. Многие предприятия не решаются на роботизацию именно потому, что не располагают кадрами. Тем не менее нет общего представления, кого готовить, как готовить и зачем готовить. Управлять роботами и строить их — разные вещи. Вузы — не для того, чтобы учить операторов, это уровень колледжей. Вузы — для того, чтобы создавать новые технологии. Все сошлись во мнении, что новое может рождаться только на стыках разных наук.

 

Много говорилось о взаимоотношениях вузов и вендоров. Вузы хотят, чтобы вендор не ограничивался поставкой робототехнической ячейки, вендоры, в свою очередь, считают, что в вузе должны быть люди-драйверы, локомотивы промышленной автоматизации, промышленной робототехники. Без них робототехническая ячейка будет стоять памятником благим порывам. Звучала и другая точка зрения, мол, зачем зарубежным вендорам учить российских студентов делать роботов? Им надо, чтобы были специалисты, которые могут продаваемыми роботами управлять, а все остальное — за пределами их коммерческих интересов.

 

 

Только ли кадры решают всё?

 

А можем ли делать роботов сами? У каждого, кто в вузе занимается роботами, в загашнике есть ­какой-­нибудь волшебный прототип робота, но пока не нашлось завода, который бы стал их производить. Причина не в недоверии к вузовской разработке, а в экономике. Рынок должен быть готов принять не одну тысячу роботов, и когда это произойдет, сегодня не может сказать никто.

 

Среди участников дискуссии был единственный производитель роботов, который делает их с нуля. Это Евгений Дудоров, исполнительный директор НПО «Андроидная техника», того самого предприятия, которое разработало робота Фёдора. «В России нет стратегии развития робототехники как таковой, — говорит создатель Фёдора. — Вся робототехника размазана по министерствам, по корпорациям тонким слоем, оттого и нет общего вектора».
Видимо, именно с поиска вектора и нужно начинать развивать в стране робототехнику.

 

 

Источник журнал "РИТМ машиностроения" № 9-2021

 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров