Подписка

С 2019 года по инициативе Минобрнауки России основными критериями эффективности работы ученых, вузов, научных учреждений было число публикаций в международных библиографических и реферативных базах Web of Science (владелец — независимая компания Clarivate Analytics, США) и Scopus (владелец — издательский дом Elsevier, Нидерланды), а также индекс цитируемости размещенных материалов. То есть для того, чтобы получить ученую степень или подтвердить свой научный статус, требовалось не только выполнить исследование или проект, описать его, но и подготовить/заказать перевод статей, зачастую оплатить существенную сумму за размещение их в аккредитованных журналах или сборниках конференций. При этом очевидно, что такое положение дел в инженерных направлениях не только отвлекало время и средства, но позволяло осуществлять извне мониторинг российских разработок, действовать на опережение при патентовании, возвращать нам наши же решения в виде комплексных поставок оборудования и технологий за счет более быстрой системы внедрений, способствовало оттоку кадров.
21 марта 2022 года правительство России на фоне известных событий, в которые вовлечены США и Нидерланды, согласилось с предложением Минобрнауки России приостановить в этом году учет индексации публикаций российских ученых в международных базах данных и участия в зарубежных научных конференциях. 

 

«Необходимо переосмыслить работу на данном этапе и обеспечить поддержку российских научных изданий, а также снизить удельный вес библиометрических и наукометрических показателей в оценке научных коллективов, которые занимаются фундаментальными, прикладными и социо­гуманитарными исследованиями, — заявил министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков. — Мы не призываем отказываться от публикаций в изданиях Web of Science и Scopus. Россия должна оставаться на фронтире мировой науки. Но нам нужно исходить из наших национальных интересов».

 

Эксперты уже начали обсуждать создание национальной системы оценки результативности научных исследований и разработок. Редакция журнала «РИТМ машиностроения» также решила провести опрос среди специалистов станкоинструментальной и сварочной отраслей, для которых важно не только развитие фундаментальных аспектов и рейтинговые оценки, но и эффективное внедрение разработок в отечественное производство, организация преемственности знаний при подготовке кадров, передача опыта.

 

К обсуждению были предложены следующие вопросы:
1. Насколько механизм, действовавший ранее, был эффективен для продвижения отечественной научной мысли и внедрения инновационных разработок?
2. Минобрнауки считает необходимым предложить принципиально новые показатели, индикаторы и оценки исследовательской деятельности. Что это могут быть за показатели и индикаторы?
3. Как вам видятся инструменты юридического закрепления научного результата?
4. Как вам видятся причины патентной пассивности российских разработчиков?
5. На каких платформах должна основываться новая система — отечественных или международных? Какова может быть роль государства в интеграции в систему существующих информационных ресурсов?

 

 

 

Юрий Николаевич Сараев

Юрий Николаевич Сараев, доктор технических наук, заслуженный ветеран СО РАН, изобретатель СССР, эксперт РАН с 2021 года, эксперт РНФ с 2017 года, с 2001 года эксперт научно-­технической сферы Министерства науки и технологий Российской Федерации (регистрационное свидетельство № 11313707). Член редколлегий журналов: «Сварочное производство», «Обработка металлов», «Машиностроение», «Актуальные проблемы в машиностроении».

 

Ответ на вопрос о ранее действовавшем механизме представляется как дискуссионный. Многие считают, что главным мерилом эффективности исследовательской деятельности должно быть количество статей, опубликованных в зарубежных журналах, имеющих высокие показатели научного цитирования. Следует заметить, что такой подход ничего общего с декларируемой выше целью не имеет. Ошибочно полагать, что стоит только опубликовать свою статью в одном из ведущих зарубежных изданий, и ты сразу будешь узнаваем в мировом научном сообществе. Это далеко не так, если не сказать больше — совсем не так. Анализ работ, опубликованных в зарубежных изданиях, относящихся к области инженерных наук, показывает, что около (60–70)% — это так называемые «мусорные публикации», т. е. статьи околонаучного направления, которыми можно отчитаться за выделяемые на проведение исследований средства из бюджета Российской Федерации. Тем не менее именно такими статьями отчитывались и продолжают отчитываться их авторы в качестве индикаторов своей исследовательской деятельности.

 

С учетом сказанного такого рода публикации никоим образом не могли повлиять на продвижение отечественной научной мысли с целью развития отечественной науки в целом, и тем более на внедрение инновационных разработок в сфере промышленного производства России.

 

Отмеченное направление деятельности научных и образовательных учреждений привело к весьма печальным последствиям — неоправданному, существенному сокращению научных школ, резкому сокращению (увольнению) ведущих специалистов, которые традиционно развивали классические направления ориентированных научных исследований по алгоритму: формулирование проблемы — поиск путей ее решения — выполнение исследований, направленных на развитие научных основ предметной области, — разработка макетов оборудования, опытных технологических процессов и материалов — опытно-­промышленное апробирование в условиях промышленного производства — широкомасштабное освоение результатов в промышленности.

 

Б. Е. Патон на одной из конференций высказал такую мысль, что фундаментальные исследования должны быть ориентированными, т. е. мотивация их выполнения должна быть продиктована потребностью реального сектора промышленного производства.
Сегодня стало особенно очевидно, что проводимая научно-­техническая политика несовершенна. Требуется ее безотлагательная корректировка. Подобные высказывания звучат многократно на многочисленных конференциях, совещаниях, форумах.

 

Во-первых, нужно отказаться от таких показателей, как публикации в зарубежных научно-­технических изданиях. Исключение могут составлять только классические направления исследований, например, математика, теоретическая физика, химия, медицина и т. п., т. е. направления, которые могут формировать международный статус российской науки и не влияют на результаты ориентированных исследований, которые могут лечь в основу инновационного развития промышленного производства России.

 

Во-вторых, с учетом изложенного выше нужно укрепить статус ведущих отечественных научно-­технических журналов. В первую очередь тех, которые рекомендованы ВАК для опубликования результатов диссертационных исследований. Для этого необходимо укрепить издательские возможности таких журналов, обеспечив требуемое бюджетное финансирование. Способствовать тому, чтобы эти журналы стали журналами открытого доступа, а, следовательно, стали доступными для представителей отечественного промышленного производства, научных и образовательных учреждений Российской Федерации.

 

В-третьих, существующая система оценки уровня ученого-­специалиста по так называемому индексу Хирша не в полной мере отражает уровень ученого. Имеются примеры, когда относительно молодой ученый имеет упомянутый показатель на уровне 50–60, что, на наш взгляд, является неприлично высоким и заставляет усомниться в его достоверности. Возможно, таких показателей можно достичь путем коррумпированного взаимодействия по предварительной договоренности с другими авторами? Более объективную оценку деятельности ученого может дать не так давно введенный показатель «процентиль», который указывает область науки, в которой автор опубликовывает свои труды. Так, например, анализируя список победителей конкурсов РНФ 2022 года по отрасли знаний «Инженерные науки», становится понятным, что примерно 70–80% руководителей поддержанных проектов имеют процентиль от 3–4 и ниже. Справочно: максимальное значение процентиль равно 1. Тем не менее индекс Хирша таких руководителей составляет от 20 и выше (средний показатель большей части ученых составляет от 13–14% до 19–21%), что, на наш взгляд, не отражает реальный уровень исследователя, но засчитывается при осуществлении конкурсных процедур.

 

В-четвертых, необходимо ввести в число показателей эффективности деятельности ученого количество разработок, внедренных в сфере реального промышленного производства. Реализация такого предложения может стать мотивировочным фактором при оценке эффективности научных исследований, направленных на внедрение инновационного потенциала научных и образовательных учреждений, что особенно важно в нынешних условиях наращиваемого санкционного давления со стороны недружественных России стран.

 

Перечисленные выше показатели должны лечь в основу контрактов, заключаемых с учеными сроком максимум до 3 лет. Более длительный срок делает работу ученого более неопределенной. Появляется много возможностей для неких фантазийных оценок его деятельности. Главным критерием деятельности ученого в условиях санкционного давления должны стать его нацеленность на результат, который может быть применен в условиях промышленного производства, стать основой для производства импортозамещающей продукции и инновационного развития предприятия.

 

Патентная пассивность связана в большей степени с отсутствием условий заинтересованности ученого. В последнее время (после окончания эпохи СССР) в связи с введением в стране рыночных отношений, изобретательская деятельность перестала быть престижной. Были введены пошлины за подачу заявки на изобретение, плата за поддержание патента в охраноспособной силе. При этом бюджетным учреждениям не выделялись дополнительные субсидии на осуществление своей деятельности по регистрации и поддержании РИД (результатов интеллектуальной деятельности).

 

Нужно принципиальным образом изменить существующее положение. Необходимо организовать систему, стимулирующую изобретательскую деятельность, вернуть практику стимулирования изобретателей за каждый получаемый патент. Если патент получен при выполнении государственного задания, считать его государственной собственностью, которой государство может распорядится по собственному усмотрению, передавая его для реализации на предприятия государственной значимости. При этом необходимо организовать материальное стимулирование авторов патентов на каждом этапе творческого процесса: получение патента — передача его заинтересованным государственным и частным компаниям для внедрения, предусмотрев ежегодные отчисления от его использования в производстве. Необходимо вернуть звания «Изобретатель» и «Заслуженный изобретатель России» с целью моральной поддержки отдельных изобретателей, внесших наибольший вклад в показатели РИД, званий, направленных на поддержание высокого статуса российских ученых.

 

Если говорить о платформах, на которых должна основываться новая система, то в настоящее время нужно сосредоточиться на поддержке отечественных информационных ресурсов. Например, в elibrary хорошо представлен российский индекс научного цитирования. Надо стремиться к тому, чтобы ведущие наукометрические базы мира были представлены в российском информационном поле. В разные годы из-за отсутствия защиты интеллектуальной собственности российских ученых, многие изобретения стали легкой добычей крупных зарубежных компаний. Трудно высказываться за реальное положение дел о всех возможных направлениях исследовательской деятельности российских ученых, но по направлению «Сварка, родственные процессы и технологии» многими зарубежными компаниями были заимствованы технологические решения, защищенные авторскими свидетельствами СССР, реализованные позже в сварочном оборудовании и поставляемые до настоящего времени в Российскую Федерацию. Это пример отсутствия системы защиты национальных интересов на государственном уровне, включая введение плановых показателей опубликования результатов исследовательской деятельности, выполняемых за счет средств бюджета Российской Федерации, в ведущих высокорейтинговых зарубежных изданиях, что, на мой взгляд, наносит прямой вред интересам России в мировом информационном пространстве и противоречит ее государственным интересам.

 

 

 

Владимир Михайлович Макаров

Владимир Михайлович Макаров, доктор технических наук, ведущий научный сотрудник НТЦ «Машиностроение» ГКС (Группа компаний «Систематика»).

 

 

Ранее действующий механизм научных публикаций нельзя признать эффективным в силу того, что ученые вынуждены были придавать гласности личные интеллектуальные наработки, которые с большой вероятностью использовались нашими зарубежными «партнерами» в свою пользу.

 

И разного рода ограничения типа общеизвестных «Актов экспертизы…», прилагаемых к издаваемому материалу, существенной роли не играли в этом раскладе противоречивых интересов. Мне лично как специалисту наукоемкой прецизионной зубообработки приходилось прилагать не меньшие интеллектуальные ухищрения, чем на сами исследования, чтобы они при публикациях не стали бесплатной данью «чужому дяде» за зарубежноориентированную практику индикаторной оценки моей квалификации.

 

«Если ты умный, то почему не богатый?» — типовой ироничный вопрос последних 35…40 лет со стороны рабочего персонала и рядовых коммерсантов к вузовским специалистам и ученым разного статуса. Нужно, чтобы в промышленности достойно стимулировали привлечение аналитиков со степенью и системных специалистов, обладающих методологией научно обоснованного синтеза и анализа решений, генераторов идей и новых подходов. Сейчас, чтобы мало-мальски достаточно зарабатывать, приходиться откладывать научные изыскания и заниматься карьерным продвижением через развитие в себе организаторских и менеджерских компетенций, двигаясь по традиционной должностной лестнице.

 

 

«Количество научных изданий обратно пропорционально прогрессу в науке».
Сирил Норткот Паркинсон

 

 

К сожалению, у нас сложилась не очень правильная российская традиция, которая заставляет быть универсалом: и дело делать, и заниматься организацией рабочей среды, и решать множество сопутствующих делу вопросов, на которые влияют факторы, от тебя не зависящие. Не нужно искать все ответы у ученых: и исследовать они должны, и готовить статьи, и печататься в изданиях, и думать о том, как же самих себя профессионально оценивать, и наукой управлять… Ученые должны заниматься интеллектуальным поиском и разработкой инноваций.

 

Есть разделение труда — чиновники-­управленцы, и государственная система должны создать условия для стимулирования научной деятельности. Создавать систему оценки и мотивационные механизмы интеллектуального развития и стимулирования научной деятельности — не дело ученых. Для этого есть соответствующие «научно-ориентированные» службы, которым должна быть поставлена задача — «госзаказ на ученость» в российском обществе. Здесь в приоритете требований должны быть национальные интересы и сохранение интеллектуального потенциала для страны с учетом специфики наших институциональных ограничений. Наше правовое поле в интеллектуальной сфере весьма нестабильно и находится еще в стадии становления. Ревизия существующих регламентов в этой тонкой сфере крайне необходима, как и формирование новых научноориентированных стандартов оценки креативно-­исследовательской деятельности в РФ в связи со сложившейся внешней ситуацией. Нужно стремиться к научному суверенитету — так можно охарактеризовать организационные национальные требования в этой сфере.

 

Что касается причин патентной пассивности в РФ, то они имеют неправовую дезорганизационную природу — нет обратной связи и практической отдачи от патентов и иных форм юридической фиксации авторских прав. Даже в случае оформления патентов добиться санкций за нарушения твоего авторского приоритета практически невозможно. Нужно будет забросить любимое научное дело и стать юристом с непредсказуемым результатом в длительных судебных тяжбах — а жизнь так коротка! И роль государства здесь совершенно однозначна — только государственные регламенты и национальная судебная система способны переломить сложившуюся пессимистическую практику в интеллектуально-­информационной и научной сфере.

 

По обсуждаемой научной тематике в последнее время в научной среде возникла одна злободневная проблема — антиплагиатная, серьезно демотивирующая научную деятельность, касающаяся оформления работ. За последние 10 лет изменились требования к научным работам — ранее важнейшими были научная новизна и практическая значимость, а сейчас стали приоритетными цитирования и оформление заимствований. Причем такие требования до сих пор никак не регламентированы, но оформительские ошибки выявляются современными информационными поисковыми системами, в т. ч. антиплагиат.ру.

 

С 2013 года возник законодательный коридор различной трактовки оформительских требований и ссылок на чужие научные разработки, дающий возможность информационным специалистам по антиплагиату мониторить работы и предъявлять ВАКу диссертации многолетней давности защит как плагиатные. Считаю, что нужно жестко регламентировать оформительские требования и учесть отсутствие строгих правил оформления обзорных разделов для научных работ 7–9 летней давности.

 

ВАК, не принимая во внимание известный принцип «закон обратной силы не имеет», нередко лишает ученых степеней за ошибки, допущенные соискателями 8–9 лет назад, в т. ч. при формировании обзорных разделов в своих работах (например, забыли ссылку поставить или не уделили внимания вопросу оформления и др.). Процедуры лишения степеней следует ужесточить по работам, защитившимся с 2011 по 2013 годы, рассматривая такие вопросы в специальных научных структурах при ВАК, не нагружая этой этически сложной дисциплинарной работой диссертационные советы.

 

В этом антиплагиатном вопросе следует навести порядок, прописав требования к оформлению цитирований в любых научных работах во избежание несправедливости и отторжения у соискателей желания заниматься научной деятельностью. При этом не стоит забывать и об антиплагиат.ру и зашитых в этой IT-среде «новых требованиях и научных приоритетах», которая сейчас негласно управляет научной деятельностью в РФ и, как следствие, инициирует непропорциональные наказания ученых за нерегламентированные нарушения.

 

 

 

Али Юсупович Албагачиев

Али Юсупович Албагачиев, доктор технических наук, заведующий отделом ИМАШ РАН, вице-президент Ассоциации инженеров-­трибологов России, академик МАИ, почетный работник высшего профессионального образования.

 

 

Самым большим недостатком для продвижения отечественной научной мысли сегодня является сложное и затратное информационное обеспечение научного сообщества. При ранее действовавшем механизме внедрение инновационных разработок осуществлялось за счет наличия ступенчатой схемы. Фундаментальными разработками занимались академические институты, конкретными (прикладными) разработками и их внедрением — отраслевые институты. Учебные институты принимали участие как в фундаментальных, так и прикладных разработках, что способствовало поддержанию высокого научного уровня как специалистов вузов, так и их выпускников. У промышленных предприятий были специальные фонды (средства), которые они могли использовать исключительно на научно-­исследовательские разработки, и были просто вынуждены участвовать в них, т. к. несли материальную ответственность за их внедрение на производстве. Да и двухступенчатая подготовка в вузе, отсутствие ГПТУ и сокращение времени и мест проведения производственной и преддипломной практик не способствуют повышению качества выпускаемых специалистов, которые затем посвящают себя отечественной науке.

 

В качестве показателей исследовательской деятельности следует считать:
— отчеты и договора НИР и НИОКР;
— открытия, патенты, программы ЭВМ;
— наличие научного направления, решающего определённые народно-­хозяйственные проблемы;
— наличие научной школы (учеников и последователей);
— монографии, статьи, доклады, научные принципы и концепции, теории, методы;
— руководство докторантами, аспирантами и магистрами.

 

Инструментами юридического закрепления научного результата являются научные отчеты, договора НИР и НИОКР, открытия, факты, научные принципы и концепции, теории, методы, патенты, программы на ЭВМ, публикации.

 

Причины патентной пассивности российских разработчиков связаны с более тщательной экспертизой заявок, с возможностью покупки разработок с патентами, отсутствием в законодательстве РФ нормативов, регулирующих правовые отношения между исполнителем и работодателем, а также сокращением патентных служб в организациях.

 

Новая система должна основываться в первую очередь на создаваемых российских платформах, во вторую — на существующих международных. Роль государства в интеграции существующих разрозненных информационных ресурсов может проявиться в создании единой государственной платформы, построенной на основе федеральных, региональных и частных информационных систем, включающих базы данных архивов, библиотек, музеев, издательств, диссертаций, патентов, технологий и т. д.

 

 

 

Глеб Андреевич Туричин

Глеб Андреевич Туричин, доктор технических наук, профессор, директор Института лазерных и сварочных технологий СПбГМТУ, ректор Санкт-­Петербургского государственного морского технического университета.

 

 

Говоря о механизме оценки результатов научной деятельности, построенном на наукометрических показателях, в нашем случае — на количестве публикаций, проиндексированных в базах Scopus и Web of science, хочу сказать, что ни для продвижения отечественной научной мысли, ни для внедрения результатов инновационных разработок он неэффективен от слова «совсем». Он был эффективен для увеличения количества статей, которые авторы присылают в журналы, индексируемые в этих базах, и, соответственно, для увеличения стоимости подписки на доступ к ним, так что это совершенно коммерческая история. Для реального продвижения лучше всего служит хорошо подготовленный доклад на правильной научной конференции, там и услышат, и вопросы зададут, и обсудить потом можно будет. И публикация ­какая-то останется, чтобы вспомнить или приоритет закрепить. Хотя в науке приоритет очень условен.

 

По моему мнению, основным показателем и индикатором исследовательской деятельности является мнение научного сообщества. И не стоит пытаться формализовать то, что и так, в неформализованном виде, работает. Во всяком случае, для чисто фундаментальной науки. Для прикладной науки единственным реальным показателем эффективности исследований и разработок являются деньги. Если научный результат удалось продать — значит, он реально ­кому-то нужен. Если удалось продать за большие деньги — значит, очень нужен. Если желающих заплатить нет — то это была не наука, а ее имитация. Все остальное от лукавого — это просто попытки такую имитацию замаскировать.

 

Существующие инструменты: патенты, свидетельства, лицензии, казалось бы, неплохо справляются со своей задачей закрепления научного результата. Но, на мой взгляд, и простой приоритетности опубликования было бы достаточно. Ведь все эти инструменты — это элемент экономической системы, устроенной не так, как наша. У нас их реальная ценность невелика.

 

И именно потому, что реальная ценность патентов в нашей экономике невелика, активность разработчиков ограничивается формальными требованиями, которые выставляются заказчиками в конкурсных процедурах.

 

Что касается новой системы, то, на мой взгляд, ее реальная нужность сомнительна. Но если ее будут делать, а наверняка будут, нужно же бюрократам оправдывать свое существование, то лучше уж делать на отечественной платформе, по крайней мере, деньги, выделенные на разработку, в стране останутся. А государство при этом за разработку заплатит, потому что никто другой на это ни копейки не даст.

 

 

 

Борис Петрович Саушкин

Борис Петрович Саушкин, специалист в области технологий производства авиационно-­космической техники, академик Академии космонавтики, профессор, доктор технических наук, преподаватель ФГБОУ ВО «Московский политехнический университет».

 

 

21 марта 2022 года правительство России на фоне известных событий, в которые вовлечены США и Нидерланды, согласилось с предложением Минобрнауки России приостановить в этом году учет индексации публикаций российских ученых в международных базах данных и участия в зарубежных научных конференциях. В связи с этим у меня возникают два вопроса:
1. Научная общественность РФ (действующие ученые) на протяжении многих лет высказывалась за изменение системы оценки труда отечественных ученых, основанной на индексации их публикаций в международных базах данных, приводя при этом многие весомые доводы. Неужели для того, чтобы признать этот факт, потребовались известные события?
2. Если известные события, а вернее, известные причины, их побудившие, будут периодически повторяться, не станут ли такие приостановки затруднять вышеуказанную оценку?

 

Речь, на мой взгляд, должна идти не о приостановке безусловно важного процесса оценки качества труда отечественных ученых на основании индексации их работ, опубликованных за рубежом, а о переосмысливании и изменении механизма такой оценки с позиций прежде всего интересов РФ.

 

Что касается внедрения инновационных разработок, то хотелось бы напомнить мнение академика П. Л. Капицы по этому вопросу (Капица П. Л. Эксперимент, теория, практика — М.: Наука, 1974). Петр Леонидович отмечал, что термин «внедрение» означает продвижение вперед при сопротивлении окружающей среды и не отвечает нормальным условиям освоения новых технологий и новой техники, которые он сформулировал следующим образом:
— обоюдная заинтересованность предприятия — ­разработчика нововведения и предприятия —­ пользователя в использовании нововведения. Такая заинтересованность должна иметь как моральный, так и материальный аспекты;
— наличие на предприятии квалифицированных кадров, хорошо подготовленных к данному нововведению. Наличие специалистов широкого профиля, детально знакомых с нововведением и хорошо знающих базовое производство;
— наличие на предприятии свободных ресурсов для освоения данного нововведения. Иными словами, количество одновременно осваиваемых данным предприятием нововведений должно быть разумным и отвечать ресурсным возможностям предприятия;
— необходима материальная поддержка процесса освоения нововведения, то есть соответствующие инвестиции, выделение целевых средств;
— наличие программы, четкого плана-графика освоения нововведения c учетом специфики самого нововведения и возможностей предприятия. Безукоснительное выпол­нение этой программы.

 

Я думаю, несмотря на прошедшие пятьдесят лет, эффективный механизм внедрения инновационных разработок лучше не опишешь.

 

Относительно показателей и оценок научной деятельности я помню, какой интерес у научной общественности вызвало издание в свое время книги В.В. Налимова и З.М. Мульченко «Наукометрия». Стало понятным, что появилась новая научная дисциплина со своей методологией, объектом и задачами исследования. По-видимому, на этот вопрос должен ответить (с немалым, кстати, запозданием) не мудрый и всезнающий аппарат Минобрнауки, а ученые, занимающиеся проблемами наукометрии. Дело в том, что Минобр­науки, судя по имеющемуся опыту, интересует критерий оценки, по которому можно будет судить, прежде всего о том, на какой срок следует избрать данного исследователя по конкурсу, какие ему платить прибавки к порою смешной зарплате и пр. Такой критерий далеко не всегда отражает его вклад в науку.

 

Хотелось бы пожелать, чтобы подобная система содержала в себе механизм защиты и сохранения объективности такой оценки. Известно, что существующая система, в особенности оценка цитируемости, легко взламывается умельцами от науки.

 

По инструментам оценки юридического закрепления научного результата. Хотелось бы отметить, что кроме юридического закрепления научного результата (за исклю-­чением, конечно, процедуры патентования) важную роль должны играть основные положения научной этики, которые, как мне кажется, становятся все менее значимыми. Это непосредственно связано со снижением роли и ослаблением научных школ в отечественной науке (Краснова Е. В., Моргунов Ю. А., Саушкин Б. П., Шандров Б. В. Развитие прикладных научных исследований в машиностроении России // Экономика в промышленности. 2021. № 3).

 

Причинами патентной пассивности российских разработчиков являются высокие трудозатраты на оформление заявки, необходимость поддерживать патент материально. Поддерживаю предложение о возобновлении единовременных выплат авторам патента и введение звания «Заслуженный изобретатель России» для моральной и материальной поддержки лиц, интенсивно работающих в области изобретательства.

 

Что касается платформы для новой информационной системы, необходимо разра­ботать авторитетную и объективную собственную отечественную платформу, основанную на ограниченном списке рецензируемых журналов и приравнять индексацию на этой платформе к индексации в базах Web of Science, Scopus. Выбор места публикации остается за авторами в зависимости от цели, которую они преследуют. Роль государства в процессе интеграции в систему существующих информационных ресурсов должна быть определяющей.

 

 

Источник журнал "РИТМ машиностроения" № 4-2022

 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров