.

Подписка
2023/10/30
Деприватизация устояла в суде

Апелляция подтвердила решение об изъятии имущества МОАО «Седин» в пользу государства

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд оставил в силе решение краевого арбитража, согласно которому в пользу государства обращено имущество МОАО «Седин» — литейный цех и земельный участок. Истцом в деле выступила Генпрокуратура РФ. Суд посчитал, что аренда и выкуп имущества госпредприятия нарушают публичные интересы в сфере обеспечения обороны страны и безопасности государства. Ответчики заявили, что будут добиваться отмены изъятия имущества завода и готовы дойти вплоть до Верховного суда РФ. Однако юристы оценивают их шансы как невысокие.

Суд посчитал незаконными сделки с имуществом госпредприятия, которые были совершены в постсоветский период . Фото: krasnodar.ru

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд оставил в силе решение арбитражного суда Краснодарского края, согласно которому из незаконного владения истребовано имущество МОАО «Седин»: в пользу государства обращен литейный цех площадью 12,1 тыс. кв. м (ул. Захарова, 1), а также земельный участок площадью 12,9 тыс. кв. м.

По данным «СПАРК-Интерфакс», МОАО «Седин» зарегистрировано в 1990 году в Краснодаре. Основной вид деятельности — аренда и управление собственным или арендованным нежилым недвижимым имуществом. У предприятия 15 дочерних компаний, гендиректор — Игорь Соболев. Выручка за 2022 год составила 12 млн руб., убыток — 2,1 млн руб.

Станкостроительный завод в Краснодаре был построен в 1911 году, в 1922 году ему присвоили имя токаря Глеба Седина. В семидесятые годы завод был крупнейшим мировым производителем токарно-карусельных станков. В девяностые годы имущество завода было приватизировано, впоследствии объекты недвижимости перешли в собственность порядка 20 юридических лиц, в том числе МОАО «Седин». В этом году часть объектов была деприватизирована. Сейчас на территории бывшего советского завода работает одно станкостроительное предприятие — ООО «Южный завод тяжелого станкостроения» (ЮЗТС).

Как следует из материалов дела, Краснодарское станкостроительное производственное объединение (КСПО) было образовано в 1986 году. Организация занималась производством токарно-карусельных станков и запасных частей к ним. В 1990 году между арендаторами КСПО имени Седина и Минстанкопромом СССР был заключен договор аренды имущества станкостроительного завода им. Седина, по условиям которого организации с правом последующего выкупа передали все здания, сооружения, оборудование, жилой фонд, а также нормируемые оборотные средства в сумме 136 тыс. руб.

С целью выкупа имущества госпредприятия в декабре 1990 года между КСПО имени Седина и АО «Седин» был заключен договор о сотрудничестве, по которому АО «Седин» обязалось выкупить госимущество за 40 тыс. руб. Тогда же был подписан акт о выкупе.

В июле 1991 года основные фонды предприятия стоимостью 31,9 тыс. руб. были переданы на баланс АО «Седин». Согласно акту передачи, за МОАО «Седин» было зарегистрировано право собственности на объект недвижимого имущества (литейный цех), а также обществу был предоставлен в аренду на 49 лет земельный участок.

Суд посчитал, что договор аренды имущества КСПО имени Седина и акт о выкупе имущества госпредприятия противоречат требованиям закона и нарушают публичные интересы в сфере обеспечения обороны страны и безопасности государства, в связи с чем являются недействительными сделками.

В применении исковой давности суд отказал, поскольку Минпромторгу РФ стало известно о выбытии из госсобственности спорного имущества только в 2022 году. Суд квалифицировал действия по отчуждению имущества госпредприятия как злоупотребление правом.

«Доводы ответчиков, возражавших против удовлетворения иска, суд не принял. Ответчики и третьи лица будут оспаривать решение вплоть до Верховного суда РФ»,— прокомментировал «Ъ-Кубань» представитель одного из субарендаторов, юрист Вячеслав Кантер.

При оспаривании итогов приватизации наиболее противоречивым является вопрос о применении сроков исковой давности, считает партнер практики «Недвижимость и строительство» фирмы «Меллинг, Войтишкин и Партнеры» Максим Кузнеченков. По его словам, сейчас закон устанавливает пресекательный срок.

«В таких спорах государство часто ссылается на то, что ему было либо неизвестно о нарушении своих прав, либо на то, что стороны действовали недобросовестно, и на этом основании просит исковую давность не применять. Учитывая публичность данных о деятельности завода, вызывают сомнения выводы суда о том, что только в 2022 году Минпромторг узнал о выбытии имущества завода из государственной собственности. Вместе с тем такой вывод суда соответствует уже сложившейся судебной практике по спорам с госорганами. В связи с этим шансы завода добиться отмены решения в суде кассационной инстанции можно оценить как невысокие»,— резюмировал господин Кузнеченков.

Автор: Тат Гаспарян

Источник

Вернуться к списку новостей